19 апр. 2008 г.

Александр Литвиненко про ФСБ

Из интервью с Александром Литвиненко
CHECHENPRESS, 30.03.06г.

Мне еще не было восемнадцати лет, когда я добровольно пошел служить рядовым солдатом в армию. У меня, как и у Путина, Патрушева, Иванова и его сынка, были все возможности не служить срочную службу, но я добровольно пошел в армию. Служил я не в блатных частях, а в обыкновенной строевой роте. Через год службы поступил в военное училище и в общей сложности прослужил 20 лет, 5 месяцев и 12 дней, от рядового до самого молодого подполковника, на полковничьей должности, где у меня в подчинении были 25 старших офицеров.

Но постепенно пришло понимание, что я служу не России и ее народу, а банде преступников, фактически оккупировавших мою страну, отребью, держащему людей в страхе и нищете, грабящему народ, набивая свои карманы миллиардами ворованных денег. Я не пожелал даже формально состоять в этой банде, в которую Путин окончательно превратил российскую армию и спецслужбы.
...
В 1989 году КГБ прекратило слежку за инакомыслящими, был упразднен политический сыск. Работа сосредоточилась в основном на борьбе с бандитизмом, чем я с успехом и занимался. В КГБ были упразднены подразделения, занимающиеся внесудебными казнями, т.е. убийствами. Надо отметить, что КГБ всегда имел эскадроны смерти и занималось внесудебными казнями, кроме короткого периода между 1991и 1993 годом.
...
с началом первой чеченской войны, все стало возрождаться. Огромный вклад в процесс воссоздания КГБ бывшего советского типа внесли лично Путин и Патрушев. При них чекисты уже открыто заявили о себе как о политической силе, захватившей власть в стране. С 1995 года в ФСБ массово стали возвращаться старые кадры андроповского КГБ. Для этих генералов самыми гнусными ругательствами были – демократия, правозащитник, права человека... В 1993 году возродили практику внесудебных казней неугодных лиц. Все больше стало заказов на убийства, похищения людей, причем выполнявшихся не только самими КГБистами, но и с использованием бандитов и уголовников, предварительно оформленных в агентурный аппарат в качестве секретных агентов. Убивала эта организация всегда за маленьким перерывом, и с единственной только разницей: если раньше офицер КГБ убивал за идею или иногда за страх, то сегодня офицер ФСБ убивает только за деньги и, как правило, американские. В этом и есть главное отличие между советскими и российскими чекистами.
...
Обычно мы ходили на работу в гражданском, и только один офицер Субботин ходил в форме, объясняя это тем, что у него одни гражданские штаны и он должен их беречь. Его назначили начальником банковского отдела и через несколько лет, когда его вызвал к себе директор ФСБ подполковник Путин, то бесштанный Субботин входил в кабинет директора уже будучи миллионером в нарядном костюме от итальянской фирмы «Хуго бос». Сегодня у меня нет сомнений в том, что эту систему реформировать просто невозможно, система КГБ должна быть уничтожена, только тогда у России и соседних с ней стран появится возможность вздохнуть свободно. Только с полным уничтожением КГБ во всем мире исчезнут так называемый международный терроризм и русская мафия. И в этом у меня нет никаких сомнений.
...
В органах есть всякие люди – от чистых и бескорыстных до законченных отморозков. И тех и других мало. Почти все чем-то замазаны, но и жилые дома взрывать пойдет не каждый. И вовсе не каждый в ФСБ был повязан на крови, даже в седьмом отделе УРПО. Мудрость руководства в том и состоит, чтобы замазать каждого, а потом использовать в соответствии с его запретительным барьером, но не заставлять людей делать то, чего они точно делать не станут. Мой барьер наступил, когда мне приказали убить человека.
...
Во времена КГБ решение об устранении неугодного человека, убийстве – мог принять только один орган – это политбюро коммунистической партии Советского Союза. Сегодня принятие этого решения зависит от социального статуса жертвы, его общественной значимости. Есть уровень, по которому решение принимает президент страны, человека попроще может приговорить руководство КГБ. Необщественного человека может сегодня убрать любой офицер ФСБ, например, приревновавший свою жену. ФСБ давно ни кем не контролируется извне и ослаблен контроль внутри, руководство ФСБ слабо контролирует происходящее в ведомстве.

Эта организация над собой совершенно не имеет никакого гражданского и парламентского контроля. Сегодня, например, ФСБ может, как и во времена СССР, без суда, только на основании заведомо ложного доноса ограничить любого человека в его правах и начать за ним незаконную слежку, поставить его телефон на контроль и т.д. ФСБ – террористическая, преступная и общественно опасная организация, которая, захватив власть, превратила Россию в страну государственного терроризма.
...
Александр Литвиненко погиб в Лондоне в результате отравления полонием-210 в 2006 году.

0 комментов:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails