23 авг. 2010 г.

0

Выставка цветов "Река вышиванок" 2010. Фоторепортаж Любителя.


В Киеве на территории Печерского ландшафтного парка (Певческое поле) открылась традиционная, 55 по счету выставка цветов. Выставка будет работать до 1 сентября. Можно увидеть работы дизайнеров ландшафтов всех районов столицы. Вроде бы все красиво, как было и год и два назад, торговли и биотуалетов даже стало гораздо больше, но есть два нежданных новшества:

- вход стал платным (10 грн для взрослых, пять для детей); по окончании работы касс и до закрытия парка желающих, как это делается в цивилизованных музеях/парках не пускают бесплатно, а вообще никого не пускают;

- сама выставка цветов стала намного слабее по сравнению с прошлогодней. Вдоль главной аллеи только торговля, никаких клумб и зеленых уголков. Бедно.


Думаю, киевской мэрии еще можно подумать где нарубить бабла, например сделать платный вход на Крещатик во время военного парада и государственных праздников. Правильной дорогой идете, товарищи!


Некоторые цены внутри парка:
куриный шашлык с салатом - 15 грн;
разливное пиво - 8 грн;
мед (0,5 л) - 40 грн;
медовые соты - 8 грн (100 гр.);
медовуха - 40 грн (литр);

Как оказалось, самое интересное на выставке - людей и работы мастеров посмотреть. Так что думайте сами, решайте сами....идти или не идти.









(c) 2010 Photo by Ama1eur. Фотографии Любителя.

21 авг. 2010 г.

0

[Книга №11/2010] Гранин - Эта странная жизнь

Документальная повесть об А.А.Любищеве, ученом, испытателе природы, известным нетривиальным, особым образом жизни и учета времени. 

Создал систему учёта времени (тайм-менеджмента), которой пользовался в течение 56-и лет (с 1916 по 1972 годы). Владел несколькими языками: английским, немецким, итальянским, французским, причём первые два изучил в транспорте. Себя аттестовал дилетантом, чем частично реабилитировал это слово.


"У большинства людей так или иначе складываются собственные отношения со Временем, но у Александра Александровича Любищева они были совершенно особыми. Его Время не было временем достижения. Он был свободен от желания обогнать, стать первым, превзойти, получить... Он любил и ценил Время не как средство, а как возможность творения. Относился он к Времени благоговейно и при этом заботливо, считая, что Времени не безразлично, на что его употреблять. Оно выступало не физическим понятием, не циферблатным кружением, а понятием, пожалуй, нравственным. Время потерянное воспринималось как бы временем, отнятым у науки, растраченным, похищенным у людей, на которых он работал. Он твердо верил, что время – самая большая ценность и нелепо тратить его для обид, для соперничества, для удовлетворения самолюбия. Обращение со временем было для него вопросом этики.

На что имеет человек право потратить время своей жизни, а на что не имеет? Вот эти нравственные запреты, нравственную границу времяупотребления, Любищев для себя выработал". (Гранин)

Образец стиля:

По мере изучения архива Любищева автор невольно оглядывался на себя – и убеждался, что жил он чуть ли не вдвое «меньше себя». Это было грустно. Тем более что автор до сих пор был доволен своей работоспособностью.

В чем другом, но в смысле занятости и поколение автора, да и следующие поколения не щадили себя. Днем – завод, вечером – институт; они – и заочники, и вечерники, и экстерны; они выкладывались честно, сполна.

Однако стоило автору безо всяких эмоций сравнить факты, и стало видно, насколько Любищев за те же годы и прочел больше книг, чем автор, и чаще бывал в театре, и прослушал больше музыки, и больше написал, наработал. И при всем этом – насколько лучше он понимал и глубже осмысливал то, что происходило.

В этом смысле к Любищеву вполне можно отнести слова Альберта Камю: «Жить – это выяснять».

Перечитывая письма, заметки Любищева, автор понимал, как мало и лениво он, автор, думал. Понимал он, что добросовестно работать, с энтузиазмом работать – это еще не значит умело работать. И что, может, хорошая система нужнее энтузиазма.

Но зато автор, возможно, где-то в другом выигрывал свое время, возможно, он зато больше развлекался, или предавался какому-то увлечению, или, наконец, больше бывал на природе?

Если бы! Легко доказать, что герой нашей повести и спал больше, и не позволял себе работать по ночам, и больше занимался спортом, а о пребывании на природе и говорить не приходится. Он наслаждался жизнью куда больше автора.

Так что никаких «зато» автор найти не может.

На крайний случай автор готов был бы все свести к таланту Любищева и превосходству этого таланта. Увы, таланту добавочного времени не придается... Талант тут не поможет. Скорей всего, тут сказывалась Система.

Скромная система учета времени стала Системой жизни. Согласно этой системе получалось, что у Любищева имелось вдвое больше времени. Откуда же он его брал? Вот в чем состояла загадка.

Вердикт:  Библия поклонников GTD и тайм-менеджмента. Книга из тех, которые запоминаются на всю жизнь.

18 авг. 2010 г.

0

"Неудержимые" ставят точку в жанре. Рецензия Любителя.

Наконец-то сбылась мечта правильных пацанов поколения 80-х, первых зрителей полуподпольных и полуподвальных видеосалонов, посетителей качалок и секций карате - спустя 25 лет они смогут увидеть долгожданный боевик с невероятным ранее актерским составом! Сильвестр Сталлоне, Дольф Лундгрен, Брюс Уиллис, Микки Рурк, Арнольд Шварценеггер, Джет Ли, Джейсон Стэтхем и другие звезды вместе. Все те, кому подражали мы в детстве, чьи плакаты клеили в качалках, на кого хотели быть похожими, от кого торчали и кого обсуждали в школе. Кто бы мог поверить в это - проект Сильвестра Сталлоне "Неудержимые" стал известным ещё до стадии съёмок. И Слай сделал это!

Сюжет....неважен. Тут есть злые монстроподобные злодеи, харизматические герои, настоящая дружба и восхищенные женщины, взрывы, драки, стрельба, погони, мужской юмор и много мяса.

Ясно одно - таких фильмов уже нет и не будет. Сталлоне поставил жирную точку в жанре классического, некомпьютерного боевика в стиле 80-х. Закрыл жанр. Лучше уже не будет. Разве что Слай снимет продолжение.

И пусть говорят, что в фильме нет ничего выдающегося - ни самых эффектных драк, ни запоминающихся особо погонь, ни искрометного черного юмора. Можно было получше, но никто кроме Слая не сделал и так. Не надо требовать от боевика невозможного. Люди пойдут в кино не за этим, а за присутствием в кадре живых легенд жанра, как ходили не на матч, не на футбол, а на Блохина, Стрельцова и молодого Шевченка (которые косячили тоже и немало).

Сталлоне сделал то, о чем тайно, годами мечтали миллионы поклонников жанра. И этим он вошел в историю. Ожидания оправдал. Фильм не для смотревших фильмы Сталлоне, Лундгрема и Шварнеггера, а для тех, кто смотрел их в ТО время.

Вердикт: стильный, брутальный фильм, который сильно ждали и которым, наконец, насладились. Аура эпохи видеосалонов. Не для Каннского фестиваля. Рекомендую.

14 авг. 2010 г.

0

[Книга №10/2010] Бахыт Кенжеев - "Обрезание пасынков"

Вольный роман известного поэта Кенжеева состоит из нескольких частей - первая это ностальгический фактурный рассказ о детстве некоего московского мальчика в 50-е.
Повесть о детстве мальчика прерываются вставками-размышлениями Кенжеева о природе поэтического творчества. Глазами другого мальчика показана вторая часть романа - детективная история 30-х годов, когда три «писца» на службе у режима (действие происходит в Переделкино, писательском посёлке, в филиале Дома творчества) в обстановке строжайшей секретности проводят экспертизу стихов подследственного поэта Мандельштама. А действие третьей части происходит в американской эмиграции в наши дни. В третьей части романа речь идет о сыне того самого мальчика из второй части и его сыне (то есть, в свою очередь, уже внуке мальчика).

Сюжет книги - судьба семьи и судьба поэта вообще.
Как писала Варвара Бабицкая (редактор раздела «Литература» портала OpenSpace.ru) «Обрезание пасынков» можно прочитать по-разному. То ли это про конфликт между горьким хлебом свободной эмиграции и теплой сайкой родной бесчеловечной советской власти («Была у меня родина, замордованная нехорошими людьми, похожая на мать-алкоголичку. А теперь есть ласковая мачеха»). То ли — про человека и время, которое до неузнаваемости меняет мир вокруг, делая каждого иммигрантом в новом веке. То ли про исторический опыт поколений и грехи чекистов, падающие на детей.

Образец стиля:
Спички в коробочках из тонкой щепы снабжались привлекательными этикетками, обычно печатавшимися в два цвета. Иные содержали поучительную надпись («Носите на производстве рабочую одежду – и вы сохраните ваше платье»), другие изображали упитанного глухаря из Беловежской Пущи или кита из Антарктики, третьи рекламировали услуги Госстраха или междугородную телефонную связь («Ленинград? В течение часа, ждите. По срочному? Минут через десять, но предупреждаю, срочный тариф в три раза дороже»). Опустевшие коробочки, правильно называвшиеся коробками, представляли собой значительную ценность, особенно летом, когда применялись для тюремного заключения жуков, кузнечиков, изредка – обитавших под камнями сороконожек. Всего интереснее были полосатые гусеницы, которые от отчаяния начинали оплетать себя густой паутиной, быстро ссыхавшейся до коричневого панциря. Коробок с образовавшейся куколкой следовало приоткрыть, чтобы возникающая из нее бабочка не поломала крылья и могла спокойно улететь восвояси, навстречу непривычной воздушной жизни.
Из двенадцати коробков (охотно отдававшихся мальчику соседками) изготовлялся комод с выдвижными ящичками, обклеенный плотной зеленой бумагой; правый верхний отводился под главную драгоценность – полтинник 1924 года с изображением могучего кузнеца над наковальней, содержавший, как сообщала надпись на ободке, сколько-то золотников чистого серебра.

Вердикт: традиционный добротный классический русский роман о Родине, времени и людях. Когда свежим детским глазом автор отмечает незаметные взрослым детали, именно из-за фактурности наблюдений возникает ощущение, что читаешь не художественное произведение, а свою автобиографию. Фотоаппарат ФЕД и чайный гриб, марки с космонавтами и пойманные жуки в коробочках, газированная вода за одку копейку и мороженое за 6 коп. и тд. и т.п.

(По поводу названия: Советское государство удаляет ненужных ему людей, подобно тому, как обрезаются пасынки - отростки на виноградной лозе, которые необходимо обрезать, чтобы грозди вызрели лучше).


0

[Книга №9/2010] Жозе Сарамаго "Перебои в смерти"

Жозе Сарамаго (Jose Saramago, 1922-2010) - португальский писатель и поэт левых взглядов, антиглобалист, лауреат Нобелевской премии по литературе (1998).

Этот роман-притча считается жемчужиной позднего творчества Сарамагу. Автор рисует выдуманную ситуацию, когда в некой стране (по смыслу понятно, что Португалии) перестают умирать люди - отныне их судьба жить вечно, независимо от своего состояния.  Сарамаго мастерски описывает всевозможные бытовые, экономические и политические последствия, к которым привёл сбой жизненного цикла нации.

Образец стиля:
Вслед за тем и администрация больниц, госпиталей и клиник, как частных, так и государственных, без промедления принялась стучаться в двери министерств здравоохранения и социальной опеки, дабы высказать их руководителям свои опасения, которые, как ни странно, лежали в сфере логистики, а не чистой медицины. Было заявлено, что в постоянно движущейся цепочке, звеньями коей являются больные и два разряда переставших быть таковыми: одни выздоровели и выписались, другие перешли в разряд покойников, случилось, с позволения сказать, нечто вроде короткого замыкания, а если не употреблять термины электротехники, то – пробка: не та, что перегорает, а та, что на дорогах: короче говоря, постоянно увеличивалось число пациентов, которым по тяжести заболевания или травм, полученных в результате какого-нибудь несчастного случая, в обычных обстоятельствах давно уже полагалось бы переселиться в лучший мир. Положение серьезное, твердило больничное начальство, мы уже размещаем пациентов в коридорах, и все указывает на то, что в ближайшее время столкнемся с нехваткой уже не только кроватей, но и помещений, ибо все они, включая комнаты для персонала, будут заполнены. И заявляло, что поскольку имеющийся способ решить эту проблему задевает, пусть и по касательной, клятву Гиппократа, решение это, буде принято, должно быть не медицинским и не административным, но политическим.

Вердикт: тяжеловатая для восприятия книга с первого взгляда абсурдным и беспорядочным изложением, но затягивающая своим полным логики полным описанием последствий, размышлениями зрелого человека о сути смерти.

Концовка откровенно удивляет - тональность неожиданно меняется и фантастический роман превращается в роман любовный, где действующими лицами оказываются всё та же Смерть и стареющий музыкант.... Для такой логичной книги окончание могло бы быть более оригинальным, контрастное сочетание двух разнородных текстов под одной обложкой честно говоря не впечатляет. Все же хорошая, сильная вещь эта первая, фантастическая часть!
Related Posts with Thumbnails