20 мар. 2009 г.

0

[Книга № 7/2009] Бахыт Кенжеев "Из книги счастья"

Бахыт Кенжеев - русский поэт, прозаик, эссеист казахского происхождения. Родился в 1950 году в Чимкенте, с трех лет жил в Москве. Закончил Химический факультет МГУ. С 1982 г. поэт живет в Канаде.

"Из Книги счастья" Вольная проза
Лирическая проза известного поэта про свое московское детство на рубеже 50-60-х, содержащая вставные главки с размышлениями о природе литературного творчества. Текст особенно, изумительно силен описанием точных бытовых мелочей своего времени, мелких детских наблюдений, зарисовок и изобретений.

Эффект от попадание в собственное детство, связанный с хорошими воспоминаниями в сочетании с размышлениями о природе поэзии и судьбах поэтов. Любовно описываются мелочи, радостные моменты в жизни, происходившие буквально с каждым в те годы. Возникает чувство, что все это про тебя, все это было с тобой, только ты бы не смог так выразить.

Это я возился с электромоторчиком, мечтая о моделировании, это я клеил шкафчики из спичечных коробков, плавил свинец из аккумуляторов, выращивал чайный гриб в 3-х литровой банке, писал в тетрадке свой первый нелепый НФ роман о полетах на другие планеты, это я печатал фотографии в тусклом красном свете фонаря, выбирал сочный арбуз при покупке и совершал еще сотню внимательно подмеченных и любовно описанных действий.

Образец стиля:
В жаркие дни у цистерны теснилась очередь. Многие держали авоськи с пустой трехлитровой банкой внутри. Просили наполнить банку и еще налить маленькую кружку: небольшой подарок самому себе за томительное топтание, медленное продвижение. Медяки на фаянсовом блюдце у продавщицы были мокрые, коричневатые, липкие от капель попадавшего на них кваса. Так было летом, а в осенне-зимний сезон (мальчику нравилось это важное газетное обозначение прохладного времени года) употребляли напиток, называвшийся гриб. В той же трехлитровой банке на окне рос огромный, во всю ширину сосуда, кусок влажной плесени, который заливался разбавленным сладким чаем. Чай придавал напитку терпкость, сахар перерабатывался грибом (напоминавшим медузу из “Детской энциклопедии”) в кислоту и углекислый газ. Напиток сливался через марлю, чтобы в него не угодили куски плесени.

А лучше всех была газировка в бутылках, которая покупалась на дни рождения и праздники: переслащенная, с резким запахом грушевой или мандариновой эссенции; при неосторожном открывании она выплескивалась, подобно шампанскому, из своего темно-зеленого хранилища. Как бы противовесом ей служил отвратительный горько-соленый боржом в таких же бутылках, покупавшийся для мальчика во время болезней. Этикетка у него всегда была потертая, а к самой бутылке приставали ошметки соломы, добавлявшейся в ящики с целью сохранения стеклотары во время длительного железнодорожного пути.
...
КПД поэтической деятельности удивительно невысок. Как правило, от выдающегося поэта остается однотомник, реже — двухтомник бесспорных лирических текстов. Имеются исключения: десять томов Пушкина, восемь томов Блока, семнадцать томов Маяковского, того самого, который сравнивал поэзию с добычей радия (“в грамм добыча, в год труды”). Если, однако, произвести нехитрую операцию вычитания и изъять из Пушкина — поэмы, сказки, прозу, письма, исторические сочинения, драматургию — то останется все тот же сравнительно тощий томик. Вычитать из Блока и Маяковского придется другое, но в любом случае — выработанное не тем участком души, который отвечает за лирику. Быть может, самый яркий пример — Тютчев, стихотворения которого по традиции (нарушающей, к слову, основные законы научного издания) выпускаются разделенными на лирические и, в числе прочих, политические. И если в первом разделе содержатся стихи, ценность которых общеизвестна, то во втором — патриотические поделки, по своим достоинствам не слишком отличные от “Прозаседавшихся” Маяковского.

Итак, производительность поэта невысока, но отчего же? Почему бы, обладая талантом сотворять из жизни прекрасное, не предаваться этому возвышенному занятию ежедневно?

Ответ, кажется, непрост. Даровитых художников вообще чрезвычайно мало; мне кажется, что процентная их доля с ростом народонаселения планеты даже и падает — в противном случае среди шести миллиардов человек, по законам статистики, обязательно должен был бы найтись десяток Дантов, Шекспиров и Монтеней, как на обширной площади леса непременно обитает больше оленей и росомах, чем в одном отдельно взятом бору. Впрочем, кроме статистики существует еще и экономика, неумолимые законы спроса и предложения, существует и социальная психология, в нашем случае: установка на всеобщее благосостояние. В условиях обилия и относительной доступности ценностей матерьяльных — потребность в ценностях духовных не то что отмирает, но очевидно ослабевает - слаб человек! Если же вспомнить, что пресловутые духовные ценности скорее волнуют, чем успокаивают, скорее печалят, чем веселят, то картина становится еще яснее. (Вероятно, по той же самой причине сегодняшнее общество, несоизмеримо более богатое, чем три-четыре столетия назад, предпочитает воздвигать не соборы, а офисные небоскребы.) Тираж пушкинского “Современника” составлял две тысячи четыреста экземпляров, то есть раза в два с половиной меньше, чем у нынешних толстых журналов, в то время как читающих по-русски было миллионов десять — двадцать против нынешних двухсот пятидесяти.

Вердикт: Рекомендовано для всех желающих освежить в памяти время счастья и абсолютной гармонии. Практически весь текст можно разобрать на сочные цитаты, например "Мир казался куда более плотным, весомым и убедительным, чем многие годы спустя."
Must reed для ностальгирующих.
Визитная карточка - стихи, проза интервью с Кенжеевым.
Потрясающе интересно и познавательно.

17 мар. 2009 г.

2

Счастливое время детства в работах Яцека Йерки

"Мне кажется, 50-ые были этаким Золотым Веком. Это счастливые годы моего детства, наполненные волшебством окружающего мира. В моих работах это отражается в зданиях, мебели и различных довоенных безделушках. Если бы мне было нужно нарисовать компьютер, я бы непременно приложил довоенную эстетику и к нему" - говорит Яцек Йерка (Jacek Yerka) , известный польский художник и иллюстратор.

Стиль Яцека Йерки критики относят к реалистичному сюрреализму и стилю фэнтези. Тщательно прорисованные полотна Яцека Йерки наполнены эхом знаменитых сюрреалистов прошлого, от Иеронимуса Босха и Питера Брейгеля до Сальвадора Дали и Рене Магритта.

Рекомендую, завораживающий, безумный сюр.



Больше тут или тут

15 мар. 2009 г.

0

Возвращение украинских шедевров - подарок Галины и Мирона Левицких

На выставке

В Украинском доме на фоне Большого скульптурного салона посетили еще одно знаковое событие. Многие уже знают из новостей, что гражданка Канады, украинка Галина Горюн-Левицкая подарила нам 119 полотен выдающихся украинских художников из дальнего зарубежья. Удалось посмотреть коллекцию до того, как она станет украшением львовского Национального музея им. Андрея Шептицкого (Мирон Левицкий родился во Львове ).

Сама коллекция состоит из 77 полотен мужа Галины - Мирона Левицкого (1913-1993) и 42 работ известных художников ХХ века.

Картины Левицкого отличаются теплыми тонами, определенной абстрактностью, они исполнены в различных жанрах, от портретов и фресок до урбанистических ландшафтов и пейзажей, в которых потрясающе передана атмосфера городов и стран, в которых жил или путешествовал великий художник (Париж, Барселона, Эдинбург, Канада и Америка, Австралия, Индия, Мексика).

Интересно, что критерием для сбора собрания являлось то, что это все были работы художников, о которых было запрещено даже вспоминать в Украине в 50-80-е годы. Их, как и многих других мастеров искусства пытались изъять из нашей истории.

Галина Горюн-Левицкая сберегла их для нас, украинцев.

Фото наиболее понравившихся полотен (все фото кликабельны)

Работы Мирона Левицкого

Работа Андрея Сологуба

Работа Владимира Баляса

Работа Ивана Кураха

Работа Любослава Гуцалюка

(с) 2009, Фотографии Любителя
(c) 2009, Photographs by Ama1eur

14 мар. 2009 г.

1 комментов

Работы Архипенка на Большом скульптурном салоне 2009


На выставке

В Украинском доме состоялся "Большой скульптурный салон 2009". Посетители получили просто море впечатлений. Во-первых масштабная выставка монументальной древней каменной скульптуры из фондов Института археологии и Археологического музея. Некоторым скульптурам 5 тыс. лет, во что даже трудно поверить.

Во-вторых, на втором этаже прекрасная выставка гениев искусства пластики, без преувеличения, мирового уровня. Из шедевров авангарда больше всего понравились работы швейцарского художника Альберто Джакометти, английского скульптора Генри Мура, а особенно украинского скульптора-авангардиста Александра Архипенка.

Многие киевляне и гости испытали культурный шок, когда узнали о достижениях, работах, да не будем скрывать и о самом существовании без преувеличения, украинского гения.

Александр Архипенко родился в Киеве в 1887 г., где прожил первые 20 лет. Учился в Художественном училище в 1902-1905 гг. с такими льдьми, как Владимир Бурлюк, Александр Богомазов и Аристарх Лентулов. Исключенный за забастовочную деятельность из училища, Архипенко уехал сначала в Москву, затем в Париж, Берлин, Нью-Йорк, где его произведения перевернули мировые представления начала ХХ века о скульптуре, развязали руки и освободили глаза многим художникам-ваятелям. Находки Архипенко вовсю используются не только художниками, но архитекторами и дизайнерами.
Работа А.Владимирова
У нас в Киеве существует большая проблема доступности произведений современных украинских художников для широкой публики. Поэтому спасибо частному коллекционеру Игорю Воронову, владельцу одной из лучших коллекций скульптуры в Европе, восполняющему для нас эти пробелы.
Работа Виктора Коновала
Странно, что СМИ говоря о выставке, ни абзацем, а в большинстве своем ни словом не вспомнили нашего соотечественника? Хотя учитывая, кто сейчас владеет масс-медиа, сколько среди них украинцев, сколько украинских артистов мы видим на экране, это и не удивительно.

Изобретатель авангардной скульптуры, один из основоположников кубизма, Архипенко был таким мастером, что Франция, Германия, Америка - каждая из стран, где жил и работал художник, называет его своим гением. Сам же он говорил: "Хтозна, чи думав би я так, якби українське сонце не запалило в мені почуття туги за чимось, чого я сам не знаю".
Работа Николая Маценко и Олега Тистола

А в соседнем зале расположились просто потрясающие работы современных украинских скульпторов. Впечатлениям, восхищению и хорошему настроению не было границ.
Да и классно, что не было никакого Церетели!
Работа Виктора Коновала
(с) 2009, Фотографии Любителя
(c) 2009, Photographs by Ama1eur
0

Крещатик. Дождь. Весна.




(c) 2009, Photographs by Ama1eur

13 мар. 2009 г.

0

Реклама Пепси

Что я всегда думаю, когда вижу какую-то новую рекламу Пепси
Работа Lawrence Yang

10 мар. 2009 г.

0

О потреблении культуры

Замечательный текст про поколение пепси, про тех кто "...знает из российских таблоидов, что Синди Кроуфорд ждет ребенка, и это его радует. Правда, слегка расстраивает Кармен Электра, которая, тоже по сведениям российских медиа, разводится с Дэннисом Родманом. Знают, как сыграло "Чикаго", потому что в спортивных новостях по всем каналам сообщают обо всех играх хоккеистов НХЛ и баскетболистов НБА."

"...засунув миллионы граждан в одинаковые штаны, натолкав содержимое этих штанов одинаковыми котлетами в булке, не забыли и верхнюю часть тел. Ее так же тщательно набили культурой и искусством, для чего изготовлено было искусство, которое стало охотно принадлежать народу.

В экономике - "бизнес", "маркетинг", "менеджмент" и так далее; весь "шоу-бизнес" изъясняется по-американски, а в компьютерной технологии или в рекламе так вообще без знания этого языка делать нечего.

И кино, изобретенное французскими братьями, потихоньку начинает терять свою языковую принадлежность. Особенно у нас. Мы теперь в обыденную речь ввели "блокбастер", "триллер", "саундтрек", "роуд-муви" и тому подобное.

Вообще в России страсть к иностранному со времен Петра не угасла, а разгорелась. Я не знаю другой страны, где понятие "импортное", то есть "не наше", является синонимом качественного. "Одет во все импортное, на иномарке ездит".
...
Истинное англичанство достигается усвоением огромного количества обременительных знаний, привычек и условностей, в которые нужно врасти, как врастают в корсеты или высокие воротнички, и сделать их своей второй натурой. Для того чтобы разбираться в тонкостях французских вин и сыров, нужны долгие годы упражнений, грозящих циррозом. Понимание живописи итальянского Возрождения возможно только после изучения, помимо всего прочего, и римской мифологии, и Библии, и истории.

Европейская культура требует суммы знаний и навыков для ее восприятия. Европейское искусство говорит на равных только с пожилыми, отягощенными знаниями, с теми, кому понятны ассоциации, намеки и код языка этого искусства.

Американское побеждает во всем мире потому, что все -- от жвачки до фильмов -- нацелено на подростков.
...
Америка раньше всех поняла, что кино - это индустрия. И делать ее нужно конвейерным способом. По тому же принципу "Макдоналдса". Зритель, идя в кинотеатр, должен заранее знать, что он увидит и чем это закончится. Добро победит зло, и этим добром будет смелый, ироничный, красивый американец. Зло желательно в виде иностранца. Русского, японца, серба или, на худой конец, американца же, но черного. (Но в этом случае необходимо будет иметь двух хороших черных. Одного из них злодей может убить. Его не так жалко, но добавит зрителю кровожадного желания наказать злодея.) Под конец злодей очередью из автомата в упор легко ранит блондинку с трудной судьбой, склоняющуюся к тому, чтобы украсить холостяцкий быт героя. Финальная драка произойдет в пустом цехе сталелитейного завода. Но на руках героя не должно быть крови. И он не пронзит злодея ножом и не поразит его метким выстрелом. В последний момент, защищаясь, он нажмет кнопку, и негодяя утащат валы прокатного стана. А герой с излеченной блондинкой, уцелевшим черным другом и усыновленным русским (японским, сербским) мальчиком уедут в открытой машине по широкой и ясной дороге."

Александр Адабашьян "Биг-мак в системе долби" - читать полностью
за наводку спасибо цитатнику Елены Кузьминой

2 мар. 2009 г.

1 комментов

Иван Савин. МОЕМУ ВНУКУ.

Прочитайте и подумайте, глубокая и сильная вещь.


Написал Иван Савин, русский поэт-монархист. Его называли самым выразительным поэтом Белой идеи. Участник белого движения, эмигрант первой волны. Скончался от заражения крови после неудачной операции в 1927 г. 27 лет от роду.


Я не знаю, каким ты будешь: смуглым или золотоволосым, скрытным, с деланным равнодушием серых глаз, или с глазами синими и душой открытой, как кусочек весеннего неба в тяжелом полотне туч, жестоко ли заколотишь себя в дымком склепе кабинета, или, махнув на все рукой, беспечной на чины, ранги и ордена, до заката своих дней просмеешься на чердаках богемы.Я даже не знаю, будешь ли ты вообще.
Как приподнять" завесу будущего? Уже из этого факта ты, сын моего несуществующего сына, можешь заключить, каким безнадежным мечтателем был твой странный дед.Иногда, вот и сегодня, мне кажется, что ты весь будешь в бабку, тоже еще пока находящуюся в проекции: чуть-чуть нелогичный, с пухлыми пальцами и сердцем тоже пухлым, вечно ребячьим. В детстве будешь часто плакать крупными горошинами слез и любить бутерброды «в три этажа». Потом вытянешься, закуришь потихоньку, в промежутках между излучениями семнадцати наук, будешь бить головой футбольный мяч или мячом голову, скажешь какой-нибудь девочке, играющей в девушку, «я вас люблю»... и радостно подумаешь: «Я совсем взрослый»... Потом...Вот по поводу этого «потом» я и хочу поговорить с тобой, мой милый внук.
В самом деле, что будет потом? Это так просто: тебе раза два изменит любимая женщина и раза три не заплатит по векселям лучший друг, и ты попробуешь приставить к виску нехорошую штуку, которая у нас называется револьвером. Или для переселения в иной мир у вас будут выдуманы особые радиоволны?
Пусть так. Пытаясь прожечь себя радиоволной, ты обязательно подумаешь, что жить не стоит, а если будет в тебе особый род недуга — неравнодушие к цитатам, то и скажешь не без трагизма: «... а жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, такая пустая и глупая шутка»...Вот тогда то и вспомни совет деда: жизнь беспредельно хороша! Брось радиоволны, радиояды... Самая прлеестная в мире женщина и самый большой на свете вексель — микроскопические песчинки в сравнении с огромной радостью жизни. Дышешь ли ты сейчас пылью сенатского решения за 1963 год или дешевой пудрой какой-нибудь остроглазой Зизи, — и в пыли архива и в пудре твоей случайной подруги, пахнет тем, что безгранично выше минутных горестей и разочарований — Жизнью.Не комкай же ее, не проклинай, не рви.
Мы, то есть все те, кто отошел уже в вечность — сходи сегодня ко мне на могилу и принеси цветов (только не красных) мы всю свою жизнь ныли. Смешно сказать: пережарит ли кухарка жаркое, падут ли акции какого-либо банка случайно купленные и полузабытые, немного суше, чем обычно, поздоровается «она» — мы неизменно ворчали:«Ну и жизнь! Вот бы кто-нибудь перевернул ее вверх дном!»Теперь ее перевернули. Кажется, надолго. Десятый год, мировые акробаты, стоим у края черной бездны, бывшей когда-то Россией. И только теперь, только блестя налитыми кровью глазами, мы поняли, наконец, что «ну и жизнь» была настоящей жизнью, что мы сами превратили ее в скачку с препятствиями на сомнительный приз, пробили голову нашему прошлому, выкололи глаза у будущего, оклеветали самих себя.
Еще в школе, ты читал в учебнике истории, что вторую русскую революцию — некоторые называют ее великой — подготовили социальные противоречия и сделали распустившиеся в тылу солдаты Петербургского гарнизона. Не верь! Революцию сделали и подготовили мы.
Революцию сделали кавалеры ордена Анны третьей степени, мечтавшие о второй;студенты первого курса, завидовавшие третьекурсникам и наоборот:штабс-капитаны до глубины души оскорбленные тем, что Петр Петрович уже капитан;добродетельные жены, считавшие верность занятием слишком сладкими жены недобродетельные, полууверенные в том, что изменять своим мужьям — довольно горько;учителя математики, презиравшие математику и всем сердцем любившие что-нибудь другое;судебные следователи, страстно мечтавшие быть послезавтра прокурорами.Революцию сделали те, кто хныкал с пеленок до гроба, кто никогда и ничем не был доволен, кому всего было мало, кто, в девяноста девяти случаях из ста, ныл, жаловался, брюзжал и ругался, так сказать, по инерции.А сделав революцию, мы с безмерной болью — ты не поймешь этой боли, милый мой — убедились, что у нас была не воображаемая, не мифическая, а действительная жизнь, теплая, ласковая, богатая, чудная жизнь. Теперь нет ничего, мы сами себя ограбили. Тебе, пронизанному жизнью, солнцем, уютом семьи и родины, тебе трудно представить себе, что значит бродить по чужим дворам, никогда не смеяться, душу свою живую, человечью душу, вколачивать в тиски медленной смерти. Как же нарисую тебе протянутое по всему миру полотно, вышитое нашими нервами?
Когда я смотрю на карие, черные, синие глаза тех, кто вместе со мною стучится у чужих ворот, мне кажется, что это — карие, черные, синие чаши слез. Вероятно потому мы так осторожно, пугливо ходим — боимся пролить. Если бы нашелся такой чудак, который устроил бы выставку русских улыбок, — произведения наших губ были бы по очень высокой цене раскуплены матерями капризных детей: этими судорожными гримасами они пугали бы шалунов так, как нас когда-то пугали бабой-ягой, а вас пугают чекой, ты не знаешь что это такое и не надо знать.
Ваши химики, конечно, уже изобрели способ концентрации любого из человеческих чувств, своего рода сгущенное чувство. Так, вот, если бы сконцентрировать в одной точке весь русский стыд наших лет, всю нашу боль и палящее сожаление об утраченном, вселенная обогатилась бы таким острым алмазом, который резал бы голубое стекло неба.
Что же в сравнении с этим бешеным камнем — изменившая тебе даже два раза женщина, или друг, не заплативший по векселям хотя бы трижды? В мире, в чудесном мире, так много прелестных женщин, что иногда даже кажется, будто... их слишком уж много для одной жизни. Исправных должников, особенно в кругу друзей, правда, меньше, но их если хорошенько поискать, найдется не мало.
А жизнь одна. Сдуй на минуту архивную пыль сенатского решения или пудру Зизи и пойми: жизнь одна. Не двадцать, не миллион, а одна. Не комкай же ее, не проклинай, не рви.Пусть сослужит радиояд медвежью услугу тому, чей дед был мудрым человеком, то есть любил то, что было ему дано небом. Внуки же клеветавших на жизнь нытиков, должны ценить жизнь, всякую жизнь, ибо всякая жизнь играет поистине Божьим огнем.
Не гаси же его, дорогой внук! Бережно неси его до заката дней своих не раздувая по жизненной жадности. Студируя сенатское решение за 1963 год, не рвись за 1964: будь доволен Зизи — какая-нибудь Мими может обмануть тебя двадцать два раза. Не ной, не хнычь, не брюзжи, чтобы не очутиться у разбитого корыта, как твой вздорный дед, не опрокидывай жизни вверх дном. И не делай революций.Бог с ними!
Иван Савин (1927 г.)


Стихи Савина

1 мар. 2009 г.

0

Масленица - 2009. Впечатления Любителя.

Киев. Экспоцентр (бывшая ВДНХ). Несколько тысяч киевлян и гостей города приехали встретить приход весны и отметить праздник Масленицы, первое что они увидели - за вход на территорию центра уже нужно платить 5 гривен, явно Черновецкий решил иметь с киевлян везде где только возможно. Впереди, господа, - платный вход на Крещатик и парки во время праздников, например 9 мая.

Главное, что городом ничего не было сделано дополнительно к тому, что было несколько лет подряд. Совковый сервис, заоблачные цены, отсутствие необходимого количества столиков, грязь и мусор вокруг, который никто и не думал убирать до конца праздника. Главное событие вечера - ритуальное сжигание Дидуха, которое произошло как и два предыдущих года ранее указанного организаторами времени. Вы когда приходите в кино, удивились бы если бы сеанс начался на полчаса ранее? То-то и оно. Тут это в порядке вещей.
Неужели нельзя было пригласить какие-то, пусть начинающие но музыкальные группы, а не слушать полупьяные шутки сельских массовиков-затейников? Спасибо, хоть русскую попсу не пустили из громкоговорителей! Неужели в Киеве не нашлось бы ребят, которым за счастье было бы выступить перед тысячами народа? Да, для этого надо было бы паре киевских чиновников оторвать задницы от кожаных кресел и что-то организовать, но зачем, когда народ валит и так, пьет и ест на газетах, которые стелят на парапетах и подоконниках близлежащих домов, бегает в туалет, где даже нет бумаги, так как там никого просто нет на входе! Это в столице страны, которая через 3 года собирается принимать Европейский футбольный чемпионат. Смешно, господа.

Но не будем о плохом, праздник ведь, а наш народ ничем не удивить. Бывалые не надеялись на палатки с километровыми очередями и ценами и брали из дому с собой бутерброды, печенье, и наборы опытного алкоголика. Для неподготовленых были шашлыки по 20 грн./100 гр. и свиной стейк - 40 грн/шт., всяческие блины от 5 до 25 грн. за штуку, растворимый кофе в пластиковом стакане за 6 грн. и т.п. На ура расходилась медовуха всяческих сортов (алкогольный напиток, приготовленный путем брожения с последующим добавлением пчелиного мёда, крепостью от 10 до 16 градусов, кто не знает) по цене 15-20 грн/поллитра.
В двух павильонах - выставка-продажа работ народных мастеров. Каждый желающий мог приобрести интересный, запоминающийся сувенир, как говорят, на любой карман, например глиняную расписную ложку-ковшик за 20 грн. В принципе, порадовал и выбор и цены.

Короче, не знаю, хотели ли как лучше - но вышло как всегда. А весна пришла.
Прочитать про Масленицу-2008 можно тут

(c) Фотографии Любителя, 2009
(с) Photographs by Ama1eur, 2009


Related Posts with Thumbnails