30 нояб. 2007 г.

0

[Книга № 25/2007] Олег Дивов "Выбраковка"

1999 г., около 530 кб.
Уже восемь лет продолжаются яростные споры, что такое «Выбраковка» – светлая антиутопия или страшная утопия? Уютно ли жить в России, где победило «добро с кулаками»? В Росcии, где больше никто не голоден, никто не унижен, уличная преступность сведена к нулю, олигархи сидят в тюрьме, рубль дороже доллара. Но что ты скажешь, если однажды выбраковка постучится в твою дверь?..

После январского переворота 2001 года к власти в России приходит "Правительство Народного Доверия", которое, при полной поддержке жителей государства и Агентства Социальной Безопасности, за 7 лет смогло построить процветающее экономическое сообщество – "Славянский Союз". Порядок в стране наводится шерифами – выбраковщиками из АСБ, имеющими право карать без суда и следствия всех "изгоев" общества. Чем стала Россия нового режима к 2007 году?

Образец стиля:
Безусловно неверны постулируемые в книге основополагающие принципы личных взаимоотношений сотрудников АСБ и милиции. «Указ сто два» жестко связал эти две структуры организационно, но человеческий фактор и здесь внес коррективы. МВД всеми доступными способами уклонялось от контактов с выбраковщиками как на уровне руководителя высшего звена, так и простого участкового инспектора.

Да, разумеется, АСБ более чем активно пользовалось милицейской «наводкой». Все оперативно-розыскные мероприятия в стране по-прежнему вели специалисты МВД (в Агентстве таковых попросту не было, что бы там ни утверждали малокомпетентные фантазеры). Данные по тем фигурантам, которые подпадали под «юрисдикцию» АСБ, исправно Агентству пересылались. Но подчеркнуто теплые отношения между выбраковщиками и некоторыми милиционерами, выпячиваемые автором к месту и не к месту, – такая же фальшь, как и эпизод, в котором мент с самоубийственной храбростью обзывает Гусева вождем палачей.

Да, АСБ взяло на себя долю милицейской работы, но делало ее, во-первых, чисто механически, а во-вторых, исключительно топорно. Просто большая часть преступников, определенная по «Указу сто два» во враги народа, задерживалась (если не стыдно эту процедуру так назвать) и зачастую расстреливалась на месте людьми Агентства. Означает ли это, что милиция пряталась за спины выбраковщиков и смирно ждала момента, когда ей разрешат снова занять свое законное место? Стоит ли думать, что милиционер улыбался в лицо «уполномоченному», а когда тот пройдет мимо, плевал через левое плечо и крестился?

Первое утверждение неверно в принципе. Второе, скорее всего, на сто процентов соответствует истине. Задвинутые в угол милиционеры оказались в крайне дискомфортной ситуации. Конечно, они вынуждены были молча ждать своей очереди. Но считать, что ожидание было полно саркастической радости (мол, вы делайте грязную работу, а мы тут ни при чем), по меньшей мере глупо. Кстати, людская ненависть выплескивалась на ментов куда чаще, нежели на выбраковщиков. Ведь стоящий над законом сотрудник АСБ в ответ на справедливо гневное слово в свой адрес мог и выстрелить…

Практически не обозначена в книге позиция Русской Православной Церкви, точнее – произошедший среди духовенства раскол. Как известно, наряду с печально известным О. Ермогеном, провозглашавшим АСБ Воинством Христовым, в анналах истории навечно запечатлен светлый образ сгинувшего на каторге О. Валентина (Покровского). С канонизацией последнего РПЦ по непонятным причинам тянет до сих пор. С неуместной для русского писателя бравадой обойден в книге и еврейский вопрос. Для автора он, кажется, не существует вовсе. Хотя есть достаточно веские основания полагать, что вопрос этот стоял в описываемый период необыкновенно остро, и дискриминация лиц коренных национальностей на территории Союза обогнала даже рекордные показатели ельцинских времен. Разумеется, некоторое количество евреев тоже было истреблено – но исключительно в первые годы выбраковки и, как правило, за преступления, связанные с вывозом капиталов (стоит напомнить, что по самым приблизительным оценкам не меньше семидесяти процентов российских денег, переправленных за рубеж в последнее десятилетие прошлого века, было вывезено евреями).

Похоже, для автора это не аксиома. Он вообще склонен к легендированию читателя, ему представляется гораздо более интересным разрабатывать тему «Меморандума Птицына» и копаться в психологии выбраковщика, нежели заниматься делом и раскрывать истинные механизмы, вытолкнувшие на свет божий Правительство народного доверия и принудившие русских в массовом порядке заняться уничтожением себе подобных. Между прочим, евреев в АСБ не было вообще! Формально их туда не брали. Фактически такой порядок вещей был инспирирован международным сионистским лобби.

Даже на белорусской территории в отделениях АСБ «трудились» сплошь Ивановы, Петровы и Сидоровы, в большинстве своем импортированные из России! Не к чести братьев-славян будь сказано, они подозрительно легко согласились с абсурдным тезисом, что русские превосходят их в реакции и сообразительности, необходимых для оперативной работы. При том, что «сообразительные» русские уже отвыкли считать Беларусь своей землей. В лучшем случае они воспринимали союзное государство как некую оккупированную территорию – лишнюю, бесполезную, лишенную ценных ресурсов, к тому же наводнившую российские города толпами вахтовиков-гастарбайтеров.

Последних с редкостным остервенением гоняли московские выбраковщики, и через какой-то год встретить в столице работягу-белоруса стало почти так же нереально, как, например, живого цыгана. То есть можно с полной уверенностью сказать, что АСБ как структура весьма психопатизированная с одинаковой легкостью и выполняла некие социальные заказы, и сама их формировала.

Что касается цыган, то их всего-навсего пинком вышибли из страны, выдавив за границы Союза – а могли бы поубивать. В этом тоже был стратегический расчет – местная цыганская диаспора уже не представляла себе жизни без активной торговли наркотиками, и Правительство народного доверия не постеснялось «нагадить ближнему», наводнив соседние государства (особенно – строптивую Украину, наотрез отказавшуюся вступать в Союз) толпами асоциальных элементов с полными карманами отравы.

О том, как непросто оказалось вырывать цыганский криминалитет из общества, свидетельствует даже Гусев – упоминаемая им зверская перестрелка выбраковщиков с ментами на Киевском рынке Москвы на самом деле имела место. И случилась действительно из-за цыган, к засилью которых рыночная милиция относилась чересчур лояльно, если не сказать большего. АСБ в свойственной ему манере свалилось на рынок как снег на голову, да к тому же огромной толпой, и у милиционеров не было ни Малейшего шанса одержать верх – несмотря на теоретическое огневое превосходство. Милицейские автоматы «АКСУ» (и особенно «клин»), либо пробивали легкую броню выбраковщиков, сконструированную «под пистолет», либо валили противника с ног. Но зато штатный «игольник» позволял уполномоченному АСБ безбоязненно стрелять по толпе очередями, кося и правых и виноватых (статистики по случаям, когда парализатор убивал жертву, не сохранилось, разные исследователи оценивают процент «незапланированного брака» от индивидуальной непереносимости как пять-шесть на сотню).

Так или иначе, первое же резкое движение ментов спровоцировало такую массированную пальбу, что буквально через пару секунд на земле лежал весь рынок, в том числе и несколько аэсбэшников – зацепили свои. Из милиционеров домой вернулись только двое, один впоследствии сошел с ума и был забракован окончательно, со вторым мне удалось побеседовать, и это оказался абсолютно сломленный человек. По его словам, дознаватели АСБ обращались с ним подчеркнуто корректно и доброжелательно. Никаких деталей психотропного допроса он не помнил, но у меня создалось впечатление, что либо в качестве «сыворотки правды» был использован нетрадиционный препарат, либо допрашиваемый подвергся гипнотической обработке.

Эта история только лишний раз подтверждает, что ни о каком особом доверии между АСБ и МВД не могло быть и речи. Более того – милицейское начальство не без основания подозревало Агентство в стремлении к захвату власти. Не случись провального «второго октябрьского путча», когда заговорщики спровоцировали резню внутри АСБ, такой сценарий мог бы получить самое печальное развитие. Но русского народного дракона очень вовремя заставили откусить себе лишние головы. В дальнейшем это тоже сыграло немаловажную роль – на две трети обновленное, Агентство перестало быть неуправляемой силой. И когда Правительство народного доверия взорвал последний в его истории внутренний конфликт, немногие уцелевшие выбраковщики-ветераны уже не смогли удержать у власти своих покровителей. Им оставалось только бежать, погибнуть или сложить оружие. А поскольку, как и в прошлый раз, их пришли арестовывать собственные «младшие» коллеги, то последний выход избрали немногие.

Вердикт: Сильная вещь, оставляет долгое послевкусие и провоцирует на размышления. Читать однозначно.

26 нояб. 2007 г.

0

[Книга № 24/2007] Вит Ценев "Протоколы колдуна Стоменова"

Около 346 кб.
Образец стиля: "Знаешь, Сергей Дмитриевич, как русский люд говорил раньше: «Покойника не поминайте лихом». Теперь говорят иначе: "Не поминайте лихом", по сути — о себе как о покойнике просят. И ничего худого в этом нет, смертный час не приближается. Уважь смерть чужую — защищенней будешь на свете этом, почитай Мертвых — Сила к тебе придет, могущество великое... Не отнимай у мертвого того, что положено ему, никогда не мути мир иной, мертвый мир, кровью и жаждою зальют они землю нашу."

Вердикт: кто-то посоветовал как сильную книгу. Не верьте, отстой и полнейший бред. Нудное неинтересное чтиво с претензией на оригинальную точку мировоззрения. Послевкусие мерзковатое.

19 нояб. 2007 г.

0

[Книга № 23/2007] Сергей Минаев "Media Sapiens. Повесть о третьем сроке"

около 430 кб
Талантливому специалисту по пиару, «медийщику», в принципе всё равно, на кого работать, – он фанатик самой медиа, то есть СМИ. Поэтому он переметнулся из одного лагеря в другой, разрабатывая изощрённые схемы PR-ходов, вплоть до «информационного теракта».

Из отзывов:
Не стоит судит по первой части. Во второй все переворачивается, страницы захлестывает бред и наркотические видения. Очень сильно чувство дежавю, особенно с Дженерэйшн пи. Тема катастрофически не нова. Все неправда, все ложь, все обман, все - медиа, перефразируя Льва Толстого. Думал, что будет наезд на оппозицию, интригующее повествование о третьем сроке - роман года, можно сказать, только беда песатиля (а точнее большинства писателей), что они все хотят создать не роман года - а роман века. Вот Минаев и внедрился в постмодернистское отрицание реальности, а в конце еще и разжевал для особо непонятливых, что он имел в виду, прям как Толстой, который в конце каждой книжки агитировал в непротивление Злу.

Вердикт: см. также о предыдущей книге. В принципе читается неплохо.

15 нояб. 2007 г.

0

[Книга № 22/2007] Сергей Минаев "Духless: Повесть о ненастоящем человеке"

Около 544 кб.
Образец стиля: "Поколению 1970-1976 годов рождения, такому многообещающему и такому перспективному. Чей старт был столь ярок и чья жизнь была столь бездарно растрачена. Да упокоятся с миром наши мечты о счастливом будущем, где все должно было быть иначе... R.I.P.

...Я не могу позволить себе, чтобы в моей машине на заднем сиденье валялась книга с названием «Комбат атакует» или «Спецназ выходит на связь». Я не смотрю «Бригаду», не люблю русский рок, у меня нет компакт-диска Сереги с "Черным «бумером». Я читаю Уэльбека, Эллиса, смотрю старое кино с Марлен Дитрих. И свои первые деньги я потратил не на «бэху» четырехлетнюю, как у пацанов, а на поездку в Париж."

Из отзывов читателей
Книга - бездарная компилляция бездарных вещей Бегбедера на российской закваске, Оксаны Робски, самолично адаптированной автором в ключе "для мальчиков", и устных выступлений другого столь же талантливого писателя и аналитика Владимира Соловьева, столь удачно баллансирующего в своих речах между желанием поудачнее подлизать кого надо (потому как для дела полезно) и желанием оставаться главным правдорубом в глазах общессссности. От себя добавлено лишь манерное закатывание глаз в потолок и вздох "Бездуховность, мля!" В роли йогуртов "Данон" - кукуруза "Бондюэль", в роли Ксении - Ксения, в роли Ульяны - Ульяна, в роли Дольче и Габбана - Дольче и Габбана.

Об авторе - за бородой не видно философа

О книге - Подобное написать под силу каждому менеджеру среднего звена. Слава Богу, что напечатают не каждого - а как вы хотели? - знать надо где "Ваниль" находится - раз, а два - знать надо с кем в засос в ней при встрече целоваться. Справедливости ради стоит отметить, что книжонка имеет гигантские перспективы продаж не только среди маргиналов и неучей Москвы, но и в Урюпинске, и столь же гламурных городах России - и противоречия никакого - всем интересно про то, "как там у них в Москве"

Мысль одна: жаль вас, девочки и мальчики, презирая других, вы ничего не сделали достойного для своего времени..Вот уж действительно потерянное поколение

Я так думаю - если есть явление - будут и книги его описывающие, если есть социальная группа - будут и и книги для этой группы. "Духлесс" - нормальный такой яппи-роман. Стандарты досуга для лиц с определённым достатком - интернациональны, а бытиё их, не побоюсь этого слова - определяет сознание. Лёгкое бабло развращает всех и грешников и праведников.

А книга в конечном счёте про любовь. Книга про то, что настоящее в жизни не деньги и не тусовка.

Вердикт: То ли это книга не о гламуре и понтах как могло показаться, а о кризисе среднего возраста, поиска себя, своего места в жизни. То ли пластмассовая книжка для пластмассовых людей и ее художественная ценность на уровне российских сериалов - всяких "Рублёвок" и иже с ними. Выводы делает для себя каждый прочитавший, хотя бесспорно есть в ней определенно интересные моменты - читать ее не скучно.

12 нояб. 2007 г.

1 комментов

Путешествия Украиной как хобби

Многие продолжают считать себя культурными людьми, отдыхая каждый год в Болгарии, Хорватии, Египте или Турции и в то же время совершенно не обращая внимания на родную Украину. Обычно, еще в детстве средний житель Украины летом посещает Крым и на этом заканчивает свое знакомство с достопримечательностями родного края. Более продвинутые добавляют к этому Карпаты. И все.

Почему? Крым в первую очередь известен благодаря своей роскошной природе и ассоциируется с летним отдыхом на Черном море. Карпаты хороши для зимнего отдыха, а летом в последнее время вместе с многочисленными фестивалями развивается "зеленый" туризм. Ну еще благодаря наличию многочисленных источников минеральной воды, известны и посещаемы Трускавец, Свалява и Моршин.

А ведь кроме Крыма и Карпат в Украине есть еще множество красивейших мест.
Задумайтесь, когда вы просто так брали билеты и ехали в другой город, просто чтобы посмотреть его? Поездки на рынок в Хмельницкий и 7 километр не считать.

В октябре наконец-то удалось посетить Каменец-Подольский (находится в южной части Хмельницкой области на берегах реки Смотрич) и Хотын (один из самых древних городов Буковины - первое письменное воспоминание 1001 г.), известный самым мощным замком Восточной Европы, место основных военных действий (1621 г.) между обьединенным польско-украинским (гетьманы К.Ходкевич, П.Сагайдачний) и турецко-татарским (султан Осман II) войсками.

У многих туристов при виде Хотынской крепости подкашиваются ноги (реальная высота стен до 40 м., толщина - 5 м.), многие не могут поверить, что в Украине есть что-либо подобное прославленным телевидением и фильмами старым Европейским замкам. Да, это так.
Когда вы брали билеты и ехали в другой город, просто чтобы посмотреть его?
Хотын расположен всего в 30 км. от Каменец-Подольского и чтобы доехать туда нужно всего-лишь выйти на трассу и остановить за пару гривен одну из многочисленных маршруток, следующих в том направлении.

Как говорится, путешествие в Каменец может не оправдать ваших ожиданий - все будет в сто раз лучше, чем даже можно было представить. Кроме того, что Каменец-Подольский один из древнейших городов Украины, по количеству достопримечательностей, памятников истории и культуры он уступает лишь Киеву и Львову.

Описание достопримечательностей города не является задачей этой заметки, можно лишь отметить, что уникальность Каменец-Подольского состоит в неповторимом нигде более сочетании нерукотворного природного ландшафта (каньйон реки Смотрич) с практически полностью сохранившимся историческим центром без вкраплений современной архитектуры. Оборонительные укрепления в Каменец-Подольском заслуженно считаются прекрасным образцом лучших фортификаций Восточной Европы.

Питание, атмосфера
Каменец - город романтический и спокойный. Очень много свадеб. Кавярни. Рынок а-ля начало 90-х на земле вдоль дороги - обувь по 30 грн, колбаса по 10 грн./кг, постельные китайские наборы, кожаные куртки... Улицы без указания названий и номеров домов в центре города. Огромной высоты мосты. Общественный транспорт - автобусы и маршрутные такси. Вызов такси по телефону бесплатен, проезд по городу - 7 грн. Пол-города можно пройти пешком минут за 30.

Из многочисленных кафе стоит отметить «Пiд брамою», расположенное возле входа в крепость и «Ратуша» в здании Польского магистрата XVII в. Обед в заведении с официантом и обширным меню обходится в 15-30 гривен, в зависимости от аппетита и изысканности блюд. Из местных блюд нельзя пройти мимо мамалыги с брынзой и шкварками. (6 грн.), голубцов (8 грн.), кофе по-турецки (3-6 грн.).

Бонус: посетив Каменец-Подольский и Хотын вы увидите два из семи победителей конкурса "7 чудес Украины", расположенных к тому же на минимальном расстоянии друг от друга.

Бюджет на двоих на выходные
ж/д билеты: - до 300 грн (приобретать заранее, за неделю может уже не быть)
проживание: отель (1 сутки) - 150-180 грн.
питание: 60 грн/сутки
сувениры: от 10 грн.
билеты в музеи, крепость: 3-5 грн.

Когда вы просто так брали билеты и ехали в другой город, просто чтобы посмотреть его? Начните путешествовать в эти выходные.

Путешествия учат больше, чем что бы то ни было. Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше, чем десять лет жизни дома.
А. Франс


Мой взгляд на Каменец и Хотын









Related Posts with Thumbnails