28 янв. 2009 г.

2

Кто едет в Судак в июне

Где-то на Голицинской тропе. (с) 2008 Photo by Ama1eur

Июнь. Тех кто постоянно ездит отдыхать в Судак удивить трудно. Глаз отыскивает отличия, произошедшие за последний год. Тут сдавались два этажа квартир, стало три. Там к кафе пристроили площадку, там набирают новый штат людей, тут открыли стоянку под автомашины приезжих, повсеместно метут пол и накрывают крышу, подготовка к новому сезону идет полным ходом. Цены на самсу, пирожки стартуют с нормальных и постепенно, день за днем, прибавляя по 30-50 коп. приближаются к "курортным". Главный вопрос - приедут ли "москали"? И сколько их приедет?

Цены - на треть выше прошлогодних, пляжи пустые, вода около 16 градусов, купаться конечно хочется, но поначалу можно выдержать только минуту-две. Солнце есть, уже хорошо.

Вечером можно поесть морепродукты, тщательно и неспешно выбранные перед этим на базаре, не том что в центре, где "курорт", а на том, где "для местных". Катран - черноморская акула, копченая, по 60 (300 руб)/кг. Берем. Вомер с большой головой, золотистый и свежий, по 30 грн (150 руб)/кг и креветки на любой вкус. Чувствовать, что будем вспоминать об этих минутах весь год.

Катран (с) 2008 Photo by Ama1eur

В природных заповедниках Судака еще даже не выставлены посты, на которых будут брать с отдыхающих деньги "в сезон". Пройти за мыс Меганом, тот который только и видно на картах, как крайняя точка Крыма. В музеях еще можно договориться "будем считать что мальчику еще нет 5 лет, да?" и сэкономить на билетах.
Пляж в Новом Свете. (с) 2008 Photo by Ama1eur

Поехать в Новый свет, чтобы погулять по тропе Голицына, увидеть реликтовые рощи, гротШаляпина, где в средние века находился христианский пещерный монастырь, а позднее была винотека князя Голицына. Увидеть грандиозный скальный массив Сокол, по-татарски "Куш-Кая".

Царский пляж, несмотря на заповедный режим этих территорий, почти всегда занят отдыхающими, но как было исследовано, интересного там - только одно название (якобы тут один раз купался русский царь Николай), а само дно бухты состоит из острых и неудобных для захода в воду камней разного размера.
Уже при незначительном волнении проблематичным может стать не только купание, но и умывание - трудно бывает даже набрать морской воды.

Напоследок зайти в книжный магазин, безуспешно спросить украинскую книгу, прочитать крупно написанную на куске картона возле кассы надпись "сотрудники магазина справок не дают, есть ли еще в городе книжный магазин не знаем" и с мыслью, что прошло 17 лет после распада Союза, а по сути ничего и не изменилось, уехать домой.
июнь 2008 г. Больше фото тут
0

Zazou "Merle Noir". Живая музыка вне времени и места.


Zazou - это субкультура, движение, возникшее во Франции после второй мировой войны. Участниками движения - молодые парни и девушки выражавшая себя тем, что носили одежду или очень большого размера или пёстро-кричащего цвета и фасона, и при этом обожавшими танцевать свинг и бибоп, протестуя против политиков, оккупантов и бюрократической системы.

Zazou - это секстет из Сиэттла - аккордеон, контрабас, барабаны, ритм- и соло-гитары и, конечно, вокал. Их музыка - это cмесь из французского цыганского струнного джаза времен великого Джанго Рейнхарда, Parisian Musette - музыки парижских танцевальных вечеринок 20х-30х-40х годов, французского же шансона, латиноамериканских песенок и все это обильно сдобрено американским свингом.

Альбом Zazou 2007 года "Merle Noir" - очень рекомендую! Музыка, которая продолжает жить уже вне времени и контекста тех времён. И обложка альбома очень фотографическая!

Подсмотрено у trado.livejournal.com

0

Почему черно-белая фотография

Берлинская стена, 1963. Анри Картье-Брессон

Цветная фотография — яркая, красочная, сочная, привлекательная, в отличие от черно-белой, которая обесцвечивает краски, съедает их, превращает наш мир в унылый и прозябающий. Черно-белая фотография нисколько не оспаривает эти аргументы. Самодостаточная, она существует независимо от цвета и способна предложить фотографу не широкий цветовой охват, но глубину понимания действительности. По сути, в каждом полутоне зашифрован определенный цвет, и каждый зритель, обладая персональным шифровальным ключом, открывает свою собственную цветовую картину. Более того, черно-белая фотография способна показать спектр не цвета, но чувств, а это является более высоким уровнем понимания действительности в отличие от поверхностного цветного, где именно цвет и не позволяет провести более глубокий анализ. А возможности черно-белой фотографии в этом отношении практически безграничны.
Владимир НИКИТИН, историк фотографии, фотожурналист

Новый микрорайон в Тушино, Москва, 1972. Анри Картье-Брессон

«Мир, который я пытаюсь запечатлеть, столь сложен и непостоянен, что я могу "управлять" лишь его черно-белой версией. Представьте себе ситуацию, когда все в кадре оказалось уже завершенным — это происходит в доли секунды, — и тут где-то сбоку появляется женщина в желтой кофточке. Все — фотографии нет! Зритель будет смотреть на эту чертову кофточку, а не на привлекшую меня сцену! В черно-белой фотографии я этого ему сделать не позволю!».
Анри Картье-Брессон

Madrid, 1933. Анри Картье-Брессон

17 янв. 2009 г.

0

[Книга № 3/2009] А. Слаповский. День денег.

Около 90 стр. 1998 г.
Плутовской роман. На муромской (то есть на саратовской) дороге сошлись три мужичка... Сошлись и заспорили: кому на Руси настолько плохо жить, что ему непременно надо всучить энное количество тысяч долларов, которые три приятеля случайно нашли на улице. В конце обнаруживается, что эти деньги бросил, а потом долго искал некий восточный человек по имени Кильдим, но этот “бог из машины” нужен автору только для завершения сюжета, а вообще он никому не нужен, этот бедный богатый Кильдим.

Но всучить чужие деньги русскому человеку, оказывается, очень непросто. Гораздо сложнее, чем найти их на улице. Русский человек от денег все время норовит отказаться, так уж он устроен. Зато никогда не отказывается от дармовой выпивки, и потому все персонажи “Дня денег” регулярно принимают, пропускают, опрокидывают, закладывают за воротник и затем, как водится, опохмеляются. (Павел Басинский)

Три наименования с завидным постоянством присутствуют практически во всех текстах Слаповского. Это Саратов. Это водка. Это бандиты.

Образец стиля:

Из какой сырости и плесени (в хорошем смысле слова) заводятся у нас такие люди, совершенно непонятно. Еще маленьким мальчиком Эдуард Курочкин прочел книгу “Советский этикет” и с того дня, садясь за стол, молча клал слева вилку, а справа нож и поданную ему мамашей Курочкиной, например, котлету, разрезал ножиком с правой руки, деликатно отправляя в рот маленькие кусочки вилкой в левой руке. Когда мамаша Курочкина впервые это увидела, она испугалась и пощупала ему лоб. Лоб был холоден, как мрамор (сравнила бы Ираида Курочкина, если б знала, что такое прохлада мрамора, но мрамор не встречался в жизни ее). Папаша Василий Курочкин, который и щи и кашу ел ложкой, ею же кромсая кусок жареной колбасы или терзая голубец, тоже удивился, но одобрил: “Правильно, сынок! Мы в пригороде родились и померли б там, если б завод квартиру не дал, а ты выбивайся в люди! Дипломатом станешь, е. т. м., гений з., с. с.!”
Но это было лишь начало. Десятилетний Эдуард Васильевич Курочкин сэкономил на школьных завтраках, купил ситчику и сам смастерил ширмочку, которой отгородил свое спальное место от старшей двенадцатилетней сестры.
- Это еще что за фокусы? - растерялась мать.
- Вообще-то я читал, что разнополым детям должны предоставляться отдельные комнаты, - ответил Эдуард. - Но раз это по государственным жилищным условиям невозможно, то я принял меры. Дело даже не в гигиене. Юлия хоть и сестра мне, а будущая женщина, и если я буду ее видеть каждый день в трусах и в чем попало, у меня исчезнет чувство уважения к женщине и чувство тайны, а я этого не хочу. Кстати, мама, я понимаю, планировку наших убогих квартир изменить нельзя, но раз уж туалет присоединили к кухне, то я бы посоветовал вам или не звучать так, находясь там, или делать это тогда, когда детей, то есть нас, нет дома, чтобы мы сохраняли пиетет к вам и сыновне-дочерний почтительный трепет близкого отдаленья. Желательно, чтобы при этом и мужа вашего не было, то есть папы нашего, по причинам аналогичным.

Вердикт: читается легко, смесь детектива, психологизма, юмора, явных выдумок и чисто бытовых зарисовок. Притягательное изображение провинциального городского быта. На любителя.

16 янв. 2009 г.

0

Размышления настоящего фотографа. Павел Кривцов.

Cоловки - Голгофа России. 1992 г. Павел Кривцов

Глубокие и точные размышления о фотографии замечательного фотографа Павла Кривцова, лауреата международных конкурсов “Интерпрессфото” и “Уорлд Пресс Фото”. Рекомендую.
про фотографию
мне хотелось, чтобы мои фотографии были ненавязчивыми и, одновременно, чтобы они заставляли человека их рассматривать. Хорошая фотография должна призывать, чтобы к ней вернулись. Как хороший рассказ, картина или музыка. Нас влечет к тому, что затронуло наши чувства. В этом тайна искусства...
...Цвет - гениальная вещь. А черно-белая фотография - это еще более гениальная. Почему? Это ограниченность, это концентрация. Одно дело у тебя 100 рублей, ты растеряешься перед прилавком, а у меня 3 рубля. И я выберу то, что мне нужно. Искусство - это отбор. Если отбора нет, искусства нет.
про цвет
Цветная фотография отбивает интерес к живой природе за счет более сильного раздражения сетчатки глаза. Если каждый день видеть вокруг себя только пестрые глянцевые журналы, где в принципе жизни нет, потому что все герои сняты студийным способом - без родинки, без морщинки, все вычищено, прилизано, глаз привыкает к раздражителю. Вначале это воспринимается как обольщение в форме красивости - не красоты, а красивости! - а потом смотреть на естественный цвет уже не интересно, поскольку глаз не считывает тонкости красок, оттенков. На нас обваливается преувеличенная цветная информация. Это так же вредно, как и переесть, перепить...
про фотографии из горячих точек
- Почему-то с началом перестройки у нас в стране стали происходить какие-то катаклизмы. Землетрясение в Армении, взрыв двух поездов под Уфой, на Черном море столкновение двух судов пассажирских, не говоря уже о Чернобыльской станции. И многие мои коллеги просто под впечатлением от международных конкурсов и гласности кинулись снимать эту кровь. Я помню, мои коллеги привозили из-под Уфы фотографии обугленных тел. И я думаю, нет, это не мой путь. Не знаешь, как это объяснить, но понимаешь, что это не искусство. Это эффектное воздействие на читателя, на зрителя. И в это активное время я пошел в другую сторону. Почему? Во-первых, такие вещи снимать легко. Во-вторых, в какой-то степени безнравственно. Когда, допустим, человеку оторвало ногу, ему надо помощь оказать, а тут его фотографируют. Каждый год присылают каталоги, и я вижу, как там изгаляются над людьми репортеры в горячих точках. Поэтому, какой в этом смысл?

Больше тут и тут
Автор неизвестен

11 янв. 2009 г.

0

Місяць на небі


Місяць на небі. 2009 (с) Amateur


Вже спалюється день на вугіль ночі,
росою вечір трави з попелу полоще,
і ляк, мов свердел, твоє серце точить,
і місяць тіні згублені полошить.
Самітний друже, мов у ночі пояс,
ти в таємничість світу оповитий.
В цей вечір весняний ходи зо мною
в корчмі на місяці горілку пити.

"Запрошення",1931р.
Богдан-Ігор Антонич

9 янв. 2009 г.

0

[Книга № 2/2009] Елизаров "Библиотекарь"

около 290 стр. Победитель премии Букер-2008.

Критик Андрей Немзер начал статью «Забыть бы» словами: "Обсуждать роман нового букеровского лауреата Михаила Елизарова я не могу, ибо такого рода разговоры (писания) входят в неразрешимое противоречие с элементарной брезгливостью…. Охотников возгонять-смаковать советскую гниль и без того больше чем достаточно"

Алекс Боков назвал его романом про инфернальную мощь советской культуры, балансирующим на грани глумления в духе В. Сорокина и имперского пафоса в стиле А. Проханова.

Главный герой, вечный лузер-студент, "лишний" человек, не вписавшийся в капитализм, оказывается втянут в гущу кровавой войны, которую ведут между собой так называемые "библиотеки" за наследие советского писателя Д.А. Громова, обыкновенного писателя второго ряда, чьи романы о трудовых буднях колхозников и подвиге нарвской заставы, казалось, давно канули в Лету, вместе со страной их породившей. Но, как выяснилось, для тех, кто смог соблюсти при чтении правила Тщания и Непрерывности, открылось, что это не просто макулатура, но книги Памяти, Власти, Терпения, Ярости, Силы и – самая редкая – Смысла…

Елизарову удается не дробить советскую реальность на фрагменты, размельчая ее, но передать ее во всей целостности. Советский мир предстает в тексте завершенным космосом, который прекратил свое земное существование и существует посмертно в другом измерении.

Автор хорошо владеет пером. Тут можно найти и издевку над массовыми движениями типа толкиенистов и развитие темы о сакральном значении книжного слова (тут же всплывает в памяти созданная воображением гениального Борхеса вселенная-библиотека) и попытку ответить на вопрос "Что будет, если появятся наркотики, которые окажутся не только не вредными, а даже полезными для здоровья?"

Образец стиля:
Сам я прочел Книгу лишь спустя месяц после вступления в должность и, признаюсь, не часто перечитывал – навеянная «память» была всегда одинакова, и мне иногда думалось, что от повторений она может, как штаны, износиться. Вообще, пережитое ощущение сложно назвать памятью или воспоминанием. Сон, видение, галлюцинация – все эти слова тоже не отражают сути того комплексного состояния, в которое погружала Книга. Лично мне она подсунула полностью вымышленное детство, настолько сердечное и радостное, что в него сразу верилось из-за ощущения полного проживания видений, по сравнению с которым реальные воспоминания были бескровным силуэтом. Более того, этот трехмерный фантом воспринимался ярче и интенсивнее любой жизни и состоял только из кристалликов счастья и доброй грусти, переливающихся светом одного события в другое. У «воспоминания» была музыкальная подкладка, сплетенная из многих мелодий и голосов. Там угадывались «Прекрасное далеко» и «Крылатые качели», белая медведица пела колыбельную Умке, бархатным баритоном Трубадур воспевал «луч солнца золотого», трогательный девичий голос просил оленя умчать ее в волшебную оленью страну: «Где сосны рвутся в небо, где быль живет и небыль». И вместе с соснами из груди рвалось и улетало сердце, точно выпущенная из теплых ладоней птица. Вот под это полное восторженных слез попурри виделись новогодние хороводы, веселье, подарки, катание на санках, звонко тявкающий вислоухий щенок, весенние проталинки, ручейки, майские праздники в транспарантах, немыслимая высь полета на отцовских плечах. Раскидывалось поле дымных одуванчиков, в небе плыли хлопковые облака, дрожало от ветра живописное озерцо, пронзенное камышами. В теплой и мелкой воде шныряли серебристые мальки, в тронутой солнечной желтизной траве стрекотали кузнечики, фиолетовые стрекозы застывали в воздухе, ворочая головой, полной драгоценных блесток. «Вспоминались» школьные годы. Был новенький ранец, на парте лежали цветные карандаши и раскрытая пропись с выведенными неловким почерком любимыми навеки словами: «Родина» и «Москва». Первая учительница Мария Викторовна Латынина открывала дневник и ставила красную пятерку за чистописание. Был чудно пахнущий новенький учебник по математике, в котором складывались зайцы и вычитались яблоки, и учебник по природоведению, душистый как лес

Вердикт: Вещь стоит быть прочитанной из-за сильной и мастерски развитой идеи. Вообще, местами просто ярко. Затянутая середина (нескончаемые скучные неправдоподобно-фэнтэзийные бои с отрубыванием конечностей) могла бы с пользой для книги быть сокращена за счет углубления детских воспоминаний и чувств, которые навеивали сочинения Громова. Особо рекомендовано любителям жанра магического реализма Кортасара, Сабато и Касареса.

P.S. Все бы хорошо, но к сожалению, восторженные детские воспоминания Михаила Елизарова (родился на Западной Украине, в г. Ивано-Франковске, учился в Харькове) не уберегли его от стойкой украинофобии.
В интервью украинскому журналу "Корреспондент" Елизаров заявил, что "Помаранчевая власть и вся ее жовтоблакитная структура мне отвратительна... Я хотел бы видеть государство Украина в составе великой славянской русской империи."

"Переродившаяся" Украина в романе вспоминается лишь бездоказательными штампами типа
"Очень радовала меня буква «ы», встречающаяся в названиях магазинов «Продукты», «Соки. Воды», «Сигареты». В моих краях, где девятый год свирепствовала "незалежнисть", этой буквы совсем не осталось."

Или "Союз знал, как сделать из Украины Родину. А вот Украина без Союза так и не смогла ею остаться…"

Теперь Союза больше нет, так что оставаться Елизарову без Родины...

5 янв. 2009 г.

0

Прогулка по зимнему Киеву



(с) 2009. Photos by Ama1eur

3 янв. 2009 г.

0

[Книга № 1/2009] Дуглас Рашкофф. Медиавирус!

Дуглас Рашкофф. Медиавирус! Как поп-культура тайно воздействует на ваше сознание.
2003 г. Около 365 стр.

Дуглас Рашкофф в книге "Media Virus! Hidden Agendas in Popular Culture" 1994 года на различных примерах описывает, как современные СМИ манипулируют общественным мнением, продвигая интересы их владельцев в виду своей корпоративной природы. Существуя на деньги рекламодателей и дотации государственных корпораций, СМИ, вольно и невольно, продвигают повсеместно потребительские ценности (консюмеризм), формируют определённое общественное мнение и, в итоге, контролируют общедоступное описание мира.

Подробное описание предвыборной кампании 1992 года. Клинтон победил благодаря тому, что впервые использовал интерактивные технологии плюс появился в прямом эфире молодежного MTV. Детское ТВ, совсем уж не для детей. Интересные факты про сериал «Симпсоны», как тонкую пародию на всё. MTV революция – теперь возможно что–угодно, бунтующие подростки получили свой рок канал. Телевизор в телевизоре.

Вызывая интерес у потребителей массмедиа, распространяясь, даже, казалось бы, немасштабные события способны вызвать серьёзный сдвиг в массовом сознании. Для описания этого Дуглас Рашкофф любит приводить известный пример «эффекта бабочки»: незначительное событие в одной части сложной системы может спровоцировать непредсказуемые катастрофические изменения в другой.

Сегодня естественной сферой распространения медиавирусов можно считать Интернет. Некоторые исследователи придерживаются гипотезы, что интернет может в скором будущем служить плацдармом для революций.

Образец стиля:

"простейший способ изменить мир - это изменить телевизионную картинку..."

"вместо того, чтобы убеждать общественность с помощью интеллектуальных аргументов, пиар-эксперты стремятся примитизировать проблемы и вызывать у людей чисто эмоциональные реакции..."

"появление феномена "Nintendo" было не менее важным событием, чем изобретение Гутенбергом печатного станка. Это было новое поколение детей, которые выросли, зная что можно влиять на происходящее на экране."

Вердикт: программная вещь, дается полезная информация, необходимая для понимания понятий манипуляции, массового сознания, современной культуры, поколения пепси и MTV.
Related Posts with Thumbnails