14 апр. 2013 г.

0

Pamela Rose. JUST FOR A THRILL (2006)


         Чувственный, глубокий, романтический альбом жирного джаза с Хаммонд органом от джазовой и блюзовой вокалистки из Сан-Франциско Pamela Rose. 
Pamela Rose - vocals
Jeff Ervin, Charles McNeal - saxophone
Tony Stead - Hammond B-3 organ
Wayne De La Cruz - Hammond B-3 organ
John R. Burr - piano
Danny Caron - guitar
John Wiitala - bass
Bryant Mills, Jason Lewis - drums.

Есть на музыкальном портале о джазе и про джаз.

13 апр. 2013 г.

0

Китайский боевик от Тарантино. Человек с железными кулаками

Китайский боевик "Человек с железными кулаками" (The Man with the Iron Fists) 2012 года. Немалую рекламу картине сделало покровительство культового Квентина Тарантино, имя которого выдавалось при каждом упоминании данной ленты. Фильм снимал широко известный в узких кругах американский рэппер RZA (наст. имя — Роберт Диггз). Чел 1969 года рождения, негр. Сам он рассказывал что однажды к нему позвонил Квентин Тарантино и предложил поработать с ним над первой частью "Убить Билла". Квентин хотел, чтоб его фильм звучал так же круто, как мои альбомы. После этого я учился у него еще 6 лет и получил "высшее образование".

Короче, RZA не стал снимать типичный по нынешним меркам боевик с различными монстрами и роботами, а решил возродить дух былых китайских боевиков с восточными единоборствами, которые одно время смотрелись круче чем все эти «Трансформеры», «Аватары», «Мстители» и остальные поп корн блокбастеры вместе взятые.

Человека с железными кулаками играет чернокожий RZA — он же режиссер, он же сценарист, он же композитор (представьте китайский классический боевик с негром в главной роли).
К тому же RZA изучал разные религии — от ислама и христианства до буддизма и восточноазиатских религий и был учеником шаолиньского монаха Ши Яньмина.

Этот Ши Яньмин (1964 г.р.) — основатель храма Шаолинь в США, побеждал на многих чемпионатах по боевым искусствам и вошёл в состав монахов, приглашённых Американской ассоциацией Кунг-фу в 1992 году в США. Прибыв в США, Ши Яньмин сбежал от своей группы монахов и остался в Нью-Йорке, основав там шаолиньский храм с целью распространять учение буддизма и шаолиньского кунг-фу. (Это реальные факты, не из фильма).

В общем фильм красочный, стильно снятый, со смачной картинкой - феодальный Китай, враждующие кланы, предатели и мстители, драки с обилием крови, летающие руки и оторванные головы. И все это с музыкальными вставками конкретного американского рэпа!

Бонус - в роли странного ковбоя-англичанина с ножом-револьвером, называющем себя Мистер Нож - харизматичный и обаятельный Рассел Кроу. Шикарные декорации, девочки - конфетки, думаю, фильм должен понравиться всем любителям жанра!

Вердикт: шикарный кровавый вестерн на азиатский манер, адский экшн в духе классических китайских боевиков с новаторскими, нестандартными задумками и героями. Не щедевр, но реально крутая работа.



0

[Книга №1/2013] Ант Скаландис. Катализ

Это фантастический роман, последний роман советской фантастики, как пишут критики, книга в стиле фирменных вещей таких монстров нашей фантастики как Ефремов и Стругацкие, законченный автором в начале 90-х годов прошлого века. Но читается местами вполне как современная вещь.

Книга начинается вполне в духе советской коммунистической утопии. Советские ученые в научных целях погружаются в анабиоз на три дня, но коллеги забывают их разбудить (очевидно, из-за бардака в стране), и они просыпаются сто лет спустя, (как бы «Сто лет тому вперед»), уже при полном коммунизме. Человечество при помощи дарованного свыше (то ли богом, то ли космическими пришельцами) прибора могут удовлетворять любые материальные и духовные потребности, нет ни денег, ни дефицита - живи и радуйся!

Однако автор пошел другим путем и принялся серьезно, без тени иронии, доказывать читателю, что всеобщее изобилие приведет к деградации человечества, которое неминуемо превратится в бездуховное стадо жирных свиней, то есть «оскотинится». Герои романа, руководствуясь авторским замыслом, едва продрав глаза от столетнего сна, встают в красивые позы и произносят длинные, высокопарные монологи, в которых бичуют зажравшееся человечество и его пороки.

Образец стиля:
Друзей всегда было много, так что и ими он не научился дорожить по-настоящему. Девушек было меньше, но были. Любимой – не было. С девушками вообще выходило всегда как-то нескладно. Ему все время было не до них. Все происходило внезапно и так же внезапно и заканчивалось. И почти никогда он не писал им стихов. А вообще стихи Женька писал с детства. Но и к творчеству своему не относился всерьез. Однажды, еще на первом курсе, по чьему-то совету показывал стихи в «Юности». И там вежливый редактор, похоже, так и не прочитавший их, спросил Женьку: «Кто ваш любимый поэт?» У Женьки не было любимого поэта, даже тогда он уже любил многих: Пушкина и Шекспира, Маяковского и Уитмена, Пастернака, Бедлера, Надсона, Вознесенского… А с собой у него случайно оказался сборник Семена Кирсанова, и так, ради эксперимента, Женька назвал его. «Ну, так это же „кирсановщина“, молодой человек», – ответствовал редактор, показывая на Женькины стихи. С тех пор от редакций он держался подальше. Не печатают – и не надо.

Уровень многотиражной газеты «Химик-технолог» его вполне устраивал. Но и сотрудничеством в многотиражке он тоже не дорожил.

А единственное – да, действительно, единственное – чем Женька по-настоящему дорожил, – это были воспоминания детства, воспоминания тех удивительных лет, когда отец еще жил с ними, и они все втроем ходили по выходным на утренний сеанс в кинотеатр «Аквариум» на Маяковке, а мороженое «эскимо» было круглым и в серебряной обертке, и в ларьках продавали чудесную воздушную кукурузу, а троллейбусы ездили синие с желтым и еще очень много встречалось на улицах «побед», а у мамы была красивая высокая прическа и замечательная, особенная-«воскресная» улыбка, а отец курил сигареты «Чайка»(по десять штук в маленькой пачке) и говорил с Женькой о самолетах. И много было еще всяких мелочей, которых теперь нету, но которые он помнил в подробностях, потому что именно из них складывалось его, Женькино, представление о счастье.

И никому не мог он объяснить этого, даже матери (попробовал как-то, а она не поняла, расстроилась только, у нее-то свои воспоминания были), и стало это его тайной. А еще – главной отрадой, когда накатывала депрессия и уже ничего не помогало: ни портвейн с друзьями после института, ни красная линялая груша, о которую можно было с остервенением разбивать перчатки. Он начинал вспоминать, погружаясь, как наркоман, в мерцающую сладкую мглу видений, и тоска отпускала понемногу… Потом он стал уходить в прошлое все чаще. Странное, пьянящее ощущение сопричастности той эпохе жило с ним теперь постоянно. И он любил книги шестидесятых годов, журналы, газеты, песни и – главное – фильмы. Фильмы – это были целые большие куски «запечатленного времени», почти живые фрагменты прекрасной эпохи. И был особенно любимый фильм – «Кавказская пленница». Он стал для Женьки почти предметом культа.

«Песенка о медведях» воспринималась как гимн эпохи, а счастливое улыбающееся лицо юной Натальи Варлей – как портрет мисс Шестидесятые Годы.

Конечно, Женька был достаточно образован, чтобы понимать: те годы имели свои плюсы и свои минусы, свои характерные черты, но в душе продолжал считать шестидесятые «золотым веком» и потому, стремясь хоть когда-нибудь вновь оказаться там, всерьез – (стыдно признаться кому-нибудь), совершенно всерьез мечтал о машине времени…

Вот таким был Женька. И так он жил. Бокс, мечты, пьянки, девушки, радиолюбительство, учеба, стихи, гитара… А потом появился Полюс.

Сначала, конечно, Станский с анафом, но это было так, вроде острой приправы к мечтам, стихам и пьянкам, а потом – Черный с полюсом. И вот это уже было настоящее: цель, смысл, дело, шанс, счастье – словом, нечто, ради чего бросаешь все и уходишь не оглядываясь.

Это было то, что, пусть неосознанно, но уже с самого начала он опасался потерять…

И теперь, ступив подошвой теплого унта конца двадцатого века на холодный бетонный монолит пристани Норда в сто пятнадцатом году Великого Катаклизма, он понял, что потерял это. Он потерял первое и последнее из того, что мог потерять. У него больше не было Полюса. У него ничего больше не было. И надо было все начинать с нуля.

Вердикт: на сатиру не похоже, все происходящее описывается на полном серьезе, удивительно, что книга настолько мало известна, ведь это нереально крутой фантастический роман, читается на одном дыхании, действительно стоящая вещь. Один из вариантов пути развития человечества. Идея всеобщего изобилия. После прочтения произведения остается долгое эстетическое послевкусие. Рекомендуется всем любителям жанра.
0

Фильм "Экипаж" (Flight) 2012 года с Дензелом Вашингтоном

Фильм "Экипаж" (Flight) 2012 года с Дензелом Вашингтоном в главной роли. 
Вообще, правильный перевод названия - Полет или Рейс, но русские переводчики как всегда напортачили (смотрите в украинском переводе!).

Это настоящее кино - эмоциональное, запоминающееся, в которой человек, борясь с собой внутри себя, пытается одержать победу не только над своим недугом, но и над совестью.

Related Posts with Thumbnails