30 авг. 2009 г.

2

Прогулки по Киеву

Лучшие сосиски в тесте в городе продают в "Киевских перепичках" на Крещатике, напротив ЦУМа. Мало кто берет одну штуку (4 грн.) Торговля этим знаменитым отечественным фастфудом - сосиской в дрожжевом тесте, зажаренной во фритюре продолжается уже несколько десятилетий, что дает основание считать перепичку визитной карточкой Киева.

современные кареты возле Лавры

Мегаполис

Эх, прокачу

На Крещатике

"Мистецький арсенал" строится. В этом Ющенко молодец, но не только для этого ж мы его избирали!

Фотографии автора. (c) 2009 Photo by Ama1eur
0

Сказки для взрослых (Ирина Шматова)

В галерее "Мистецький арсенал", ул. Мазепы, 28 до 6 сентября можно бесплатно насладиться замечательной выставкой "Сказки для взрослых", посмотрев работы Андрея Пинчука, Ирины Шматовой и Олега Калашника. Особенно запомнилась роспись по дереву Ирины Шматовой - романтические игры с воспоминаниями и фантазиями, сюжеты, которые наполняют энергией и хорошим настроением из детства.





Фотографии автора. (c) 2009 Photo by Ama1eur

29 авг. 2009 г.

0

[Книга № 23/2009] Сергей Носов "Член общества, или Голодное время"

2001 г. около 100 стр.
Место действия – Петербург, самый литературный город России. Время действия – осень 91-го года, начало переломной эпохи, последние месяцы очередей и талонов. Герой романа - молодой еще человек, чьи злоключения начались после того, как окончил он курсы сверхбыстрого чтения и в качестве дипломной работы прочел за три дня полное собрание сочинений Достоевского.

Из пространства обыденной жизни герой попал в обманчивый мир слов и цитат. А тут и любимый город стал опять Петербургом. Одно к одному. Жена его бросила и переселился он «из бывшего ленинградского сталинского дома возле парка Победы в бывший доходный петербургский дом в трех шагах от Сенной», из большой квартиры в каморку под самой крышей. И одновременно начали сниться ему странные рельефные сны, и, может быть, все, что случилось в дальнейшем, - лишь сон, длинный и кошмарный.

Образец стиля
Еще весной Екатерина Львовна поделила имущество по категориям — с таким расчетом, чтобы хватило на 500 дней (именно за 500 дней предполагалось тогда построить капитализм в России), и понесла в соответствии с разработанным графиком личные вещи на знаменитую барахолку. Насколько я понимаю, Екатерина Львовна капитализм представляла как раз коммунизмом, куда можно войти без имущества.
...
А как она манит, как затягивает! Сегодня пришел с часами, завтра принесешь старинный барометр, послезавтра — домашние тапочки. Или нет, лучше значки, школьную твою коллекцию, столько лет пролежала без дела, Горький, Куйбышев, Калинин... города, имена, события... 50 лет Октябрю... 20 лет заводу точных приборов... Прощай, прошлое! Прощай! Главное — не попасть под трамвай, он, погромыхивая, а на повороте с ужасным скрежетом, медленно, с трудом, еле–еле пробирается сквозь толпу — ну какое же скоростное движение может быть на Сенной площади? — тем более когда долгострой Метростроя за огромным бетонным забором царственно занимает всю середину...“Увольте. Мне некогда ”.— “Что значит некогда? — кипятилась под антресолями Екатерина Львовна. — Может, ты блины печь не умеешь? Так я научу ”.— “Нет. Спасибо. Я сам по себе ”. ( Вставать не хотелось, лежал на матрасе.) “Сам по себе — быстро ноги протянешь. Надо занимать активную позицию в жизни. Где же твой авангард? ” — “Какой еще авангард? ” — “Сам знаешь какой ”. Я не знал. Честно не знал. Я так и не узнал, что понимала Екатерина Львовна под авангардом.

Вердикт: Роман Сергея Носова представляется нагромождением нелепиц, апофеозом бессмысленности - как собственно и сама его (романа) концовка. Ни тема не раскрыта, ни удовольствия от прочтения никакого. Может понравиться любителям Достоевского.

23 авг. 2009 г.

1 комментов

Выставка цветов - 2009 на Певческом поле

Удалось побывать на ежегодной городской выставке цветов - 2009 на Певческом поле, темой которой были сказки народов мира. Редко где можно увидеть столько разнообразных цветов всех видов в одном месте. И еще реже - наблюдать такую людскую массу, двигающуюся в одном направлении, с одной целью. Это может сравниться только с движением человеческого потока из Олимпийского стадиона, в те далекие времена, когда на тряпки рвали московский Спартак и выигрывали в Кубке кубков, а на матчах отечественного чемпионата не было свободных мест.
Казалось, что после рекламы на всех основных ТВ каналах открытия выставки, весь Киев собрался тут. Проникнуть внутрь Певческого поля удалось только партизанской тропой, так как на основной дороге образовалась основательная пешеходная пробка. Но красота увиденных цветочных композиций стоила того.






Большинство из посетивших выставку возвращались домой с купленными цветами в горшочках (от 10-20 до 70 грн) и запасшись вкуснейшим медом с проходящей на территории Дальних пещер Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры выставки-ярмарки (25-35 грн. за 0,5 л баночку). В общем, день удался на славу!

Яркие впечатления можно еще получить до 27 августа.

Фотографии автора. (c) 2009 Photo by Ama1eur

19 авг. 2009 г.

0

[Книга № 22/2009] Ю.И.Мухин. Если бы не генералы! Проблемы военного сословия.

около 735 стр
Автор - российский оппозиционный политик и публицист, основатель газеты «Дуэль», основатель и и.о. вождя Армии Воли Народа, которая призвана внедрить в жизнь развитую им идею ответственности власти перед народом в форме принятия через референдум Закона «О суде народа России над Президентом и членами Федерального собрания Российской Федерации», устанавливающего прямую ответственность президента и Федерального Собрания России за их деятельность.

Ю.Мухин - автор многочисленных статей, почти трёх десятков книг и брошюр на общественные и исторические темы. Значительная часть творчества посвящена борьбе с фальсификацией советской и новейшей истории.
По своим взглядам — коммунист.

В своих работах Юрий Мухин предстаёт "ниспровергателем авторитетов" и подвергает сомнению многие общепринятые истины, выдвигая, в то же время, собственные общественные, исторические и даже философские теории. Некоторые из идей Мухина выглядят более аргументированными, другие — менее, но практически все они подвергаются активной критике многих читателей его трудов. Мухин обычно соглашается с критикой, содержащей указания на непринципиальные фактические ошибки в частных моментах, но почти никогда не отказывается от основных концепций (wikipedia).

Образец стиля:
В 2004 году в апреле Академия военных наук выстроила рейтинг полководцев Великой Отечественной войны «в соответствии… с решающим вкладом в победу». Генералы Академии пишут, что руководствовались наличием у
полководцев сочетания «глубокого ума с сильной волей, организаторских качеств и личного мужества, умения предвидеть развитие событий». Вообще-то, как я уже писал, я давно увлекаюсь историей, посему кое-что знаю о полководцах и, на мой взгляд, по описанным выше критериям первое место нужно отдать К.К. Рокоссовскому — он прокомандовал всю войну, и это у Рокоссовского был сплав воли, ума и мужества. Безусловно, рядом с
ним стояли Тимошенко и Будённый, но им всю войну командовать войсками не привелось. А вот если брать полководцев, у кого было меньше всего мужества и ума, то среди них видное место занимает Г.К. Жуков, тем более, что он большую часть войны не командовал, а служил при Сталине генерал-адъютантом.

Вердикт: Дана весьма точная характеристивка моральных и деловых качеств генералов мирного времени, применимая и к сегодняшнему дню. Подойдет увлекающимся темой и любителям альтернативной истории. Любителям думать и анализировать, дающих себе труд искать истину самостоятельно.
0

[Книга № 21/2009] Михаил Генделев. Книга о вкусной и нездоровой пище, или Еда русских в Израиле

около 460 стр
Михаил Генделев. Поэт. Родился в 1950 году в Ленинграде. Окончил медицинский институт. В начале 1970-х входит в круг ленинградской неподцензурной поэзии. С 1977 года в Израиле, работал врачом (в т.ч. военным), журналистом, политтехнологом.

Тамара Буковская: Эта книга для читателя умного и для его полного и окончательного оппонента. Первый будет радоваться широте авторской эрудиции и могучей парадигме склонения человеческого чревоугодия и перорального любострастия, данного нам во вкусовых ощущениях; второй же — старательно будет копировать генделевские рецепты. И тот и другой будет щедро вознагражден.

Эта книга для практикующего гурмана и для любителя пить чай «вприглядку», для того, кто находит вкус в чтении описаний трапез и застолий, и для того, кто даже в ресторанном меню видит памятник эпохе.

Но самое главное достоинство этой книги — она талантливо написана умным человеком, впрочем, можно поменять местами прилагательное и наречие — и тоже будет правда.

Образец стиля:
Провожу аналогию: писец - не писатель, и даже не журналист, хотя профессионал. Впрочем, повар может быть и не талантлив, я знавал нес-
кольких даже опасных для жизни поваров. Теоретические занятия важны, спору нет. Однако что толку от самого дивного рецепта (например, "курица по-цыгански": украдите одну курицу... или "бегемот цельнотушеный": возьмите бегемота, положите в бегемотницу...), если под рукой нет ингредиентов, кухонная утварь отсутствует начисто, а в животе бурчит и потрескивает.
....
«Плохо и неразборчиво жрать — плебейство. Но — плохо и неразборчиво жрать, имея основания есть хорошо, грациозно и со вкусом, — жлобство. Единственно, что мне это напоминает, — услуги дешевых блядей, не прошу прощения за выражение».
....
Папа Дюма еду понимал и еде отдавал дань уважения. Перелистывать великое мушкетерское пятикнижие натощак - все равно что декламировать прейскурант лик-водочных изделий в ЛТП, и Захер-Мазох подтвердит мои слова. Едят - и как едят! Один ужин у Людовика Четырнадцатого! О, один только ужин... - Обыкновенно я приказываю приготовить для меня цельного барашка...- Цельного? И каким образом? - Вот! Мой повар (этот мошенник имеет наглость быть немцем, Ваше Величество), так вот, мой повар набивает ягненка сосисками, которые выписывают из Страсбурга, сардельками,
которые получают из Труа, и певчими дроздами из Питивьера. Уж не знаю, как он исхитряется, но он снимает мясо ягненка с костей, как куриное мясо, но оставляет кожу, и она образует поджаристую корочку. Когда ягнятину режут на ломти, пластают, как огромную колбасу, изнутри стекает розовый сок, очень приятный на глаз и восхитительный на вкус. И Портос прищелкнул языком. Король широко распахнул восхищенные глаза и, принимаясь за поданного ему фазана, заметил: - Господин дю Валлон так хорошо ест, что можно позавидовать. Целый барашек!
- Да, государь, целый. - Отнесите этих фазанов дю Валлону,
я вижу, что он знаток.

Вердикт: красноречиво, смачно и убедительно. Кулинарный «Декамерон» по определение Андрея Макаревича. Кулинарный "must read"

16 авг. 2009 г.

1 комментов

Великий пианист Билл Эванс


Американский пианист Билл Эванс, внук украинских эмигрантов, уехавших в Америку в конце XIX века, родился ровно 80 лет назад и ушел в мир иной в возрасте 51 года. Он был одним из наиболее значимых и известных джазовых пианистов ХХ века…

Рекомендуется всем открывающим для себя волшебство настоящего, качественного джаза.
0

О чувстве дежавю и любимых книгах детства

Бесконечные списки "столько-то лучших книг" надоели хуже горькой редьки, чем больше читаешь тем больше склоняешься к мысли, что лучших книг нет, а есть наиболее нужные и запомнившиеся для каждого конкретного читателя.

Даниэль Дефо "Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, прожившего двадцать восемь лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки близ устьев реки Ориноко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля кроме него погиб; с изложением его неожиданного освобождения пиратами, написанные им самим".

Как и у многих это - самая любимая и запомнившаяся книга детства, оставившая волшебные воспоминания и перечитывавшаяся постоянно. Читалась при выполнении обязательных условий: запаса провизии - полукилограммовой коробки сладкой соломки за 36 коп. и построенной из накрытых одеялом стульев халабуды ...

Мало кто знает, что существует и второй роман "Дальнейшие приключения Робинзона Крузо", в котором Робинзон терпит кораблекрушение у берегов Юго-Восточной Азии и вынужден добираться в Европу через всю Россию".

Будет ли впечатление от теперешнего чтения второго романа повторением тех ощущений, которые были в детстве при чтении первого?

Иногда только клочок сюжета без названия, да хорошее воспоминание от книги остается в памяти, чтобы в определенный момент, спустя десятки лет вынырнуть из глубин мозга и сложиться в название книги. Как смутные воспоминания человека, прочитавшего в детстве взрослый роман о путешествии другими мирами во время мучительных экзекуций смирительной рубашкой, через 25 лет складываются в название как бы "случайно" повторно встреченного романа Джека Лондона "Межзвездный скиталец".

Наверное, правда в том, что определенные книги приходят к человеку в нужное время в нужном месте, находят его в нужные моменты жизни, чтобы открыть глаза на вещи, которые окажут влияние на все его будущее.

Ибо, если гибель бабочки в далеком прошлом изменяет мир будущего, то логично предположить, что человек, на которого в свое время оказали влияние "Нравственные письма к Луцилию" Сенеки никогда не будет посещать концерты Киркорова и тратить время на "Дом-2" или какие нибудь "Невероятные истории любви" по ТВ.

Однако, отрывочные воспоминания о прочитанных в детстве книгах могут и не привести к идентификации книги, смешавшись в сознании с ложной памятью, "реальными" воспоминаниями о том, чего на самом деле не было.

Исследователи считают, что у приступов дежавю (ощущений, что текущая ситуация повторяется, что она была когда-то в прошлом) есть свои возрастные пики, 16-18 лет и 35-40. И если первый всплеск объясняется острой реакцией на небольшой жизненный опыт и попытками обращения за поддержкой к фиктивному опыту, то второй пик, приходящийся на так называемый кризис среднего возраста окрашен в ностальгичесике тона, когда все напоминает о прошлом.

Вот так, иногда случайно найденная на даче книга из детства приводит к недетским размышлениям.

5 авг. 2009 г.

0

Абсолютная безмятежность Массимо Витали

(нажать для увеличения)
Абсолютная безмятежность, восторг простых радостей, настроение, атмосфера отдыха. А какая потрясающая итальянская архитектура...Есть что-то захватывающее в этой картине, что заставляет рассматривать ее снова и снова. Рекомендуется для поднятия настроения.

(нажать для увеличения)
Массимо Витали (р. 1942) - Чефалу, Сицилия, Италия, 2008

Фрагмент фотографий из "пляжной серии" итальянского фотожурналиста. Снято деревянной форматной камерой Deardorff 11х14 дюймов, увеличено цифровым способом до отпечатка 2х2 м с пленочного оригинала.

Источник - журнал "Foto & Video" 8/2009

3 авг. 2009 г.

0

[Книга № 20/2009] Андрей Рубанов "Сажайте и вырастет"

2005г. Около 420 с.

Тюремный биографический роман (автора называют эпигоном Лимонова) о молодом банкире-яппи, севшего за махинации с бюджетными деньгами и которому повезло пройти тюрьму, работая над собой и становясь совершенно другим человеком.

из интервью автора порталу «КМ.Литература»:
О себе
Литература для меня - страсть, ей подчинена вся моя жизнь, но деньги на хлеб я зарабатывал и зарабатываю самыми разными путями. Скажем, в стройке начинал с рабочего, закончил прорабом. Много лет посвятил журналистике. Неплохо знаю банковское дело. Играл на фондовой бирже. Почти год проработал в Чечне, в администрации города Грозного. Сейчас имею то, что называется"маленький бизнес для поддержания штанов". Ничего романтического. Торгую промышленным оборудованием. В общем, с удовольствием продам права на экранизацию трудовой и чековой книжек. Непрерывное накопление разнообразного личного опыта очень важно для меня. Часто сам себя провоцирую на рискованные, нелогичные поступки, если чувствую, что мне это интересно. Предпочитаю в жизни быть не туристом, а хозяином отеля.

о любителях блатняка
"Блатняка" не так много, как кажется. Его просто, образно говоря, слушают на полной громкости. Простите этим людям их черные кепки и дурные манеры. Вчера у них был Павлик Корчагин, сегодня Саша Белый. Мужчине всегда хочется быть похожим на того, кто уверен в себе и готов отстаивать свою правоту. Плохо, что "тюремный стиль", если так можно выразится, активнее всего проповедуют те, кто в местах лишения свободы не добился важения, а зачастую и пресмыкался. Вернувшись на свободу, они компенсируют психологические неудачи тем, что изображают авторитетов и гнут пальцы. Повторяю, как правило это - люмпены. Мало-мальски разумный человек не будет изображать из себя того, кем он не является.
...
"тюрьма, зона и т.п. - не более чем материал. Сорокалетний Лимонов жил в Париже и питался отбросами, о чем и написал, честно и прямо, - по сравнению с этим меркнут иные лагерные откровения."

Образец стиля:
"Они взяли меня ранним утром 15 августа 1996 года. В Москве.
Они взяли меня вдвоем. Подошли, попросили предъявить документы, вежливо повлекли в машину. Ловко и корректно, с ужимками портье открыли дверь, но запихнули внутрь уже вполне бесцеремонно.
Первый – от него пахло луком и портянками – проворно сел за руль, повернулся ко мне и произнес, сверкая зубом из дешевого желтого золота:
– Теперь говори, где тут, в вашей Москве, район Лефортово. А то мы не местные."
...
– На светофоре направо,– мрачно ответил я,– и потом все время прямо, по набережной...
Так жертва подсказала палачу путь к эшафоту. Я бы насладился абсурдом момента, но помешал страх. Все-таки меня взяли впервые в жизни. И везли теперь как минимум на очень серьезный допрос. А как максимум – из свободы в несвободу.
Везли из мира японских компьютеров, кубинских сигар, французских коньяков, португальских портвейнов, швейцарских наручных хронометров, золотых запонок, шелестящих кондиционеров, глянцевых реклам, двухсотдолларовых парфюмов, льняных штанов, портфелей крокодиловой кожи, шелковых сорочек, гламурных журналов, пуленепробиваемых стекол, полированных лимузинов, семизначных банковских счетов – прямо туда, где дают пайку и баланду.
Впрочем, если они добрались до меня, это вовсе не значит, что они доберутся до моих денег.
Они искали меня два месяца. Подозревая в хищении миллиона американских долларов из государственной казны. И теперь поймали.
...
Правда, хозяин всего бизнеса, основатель конторы, фигура номер один – не я, а другой человек. Мой старший товарищ, босс, шеф, начальник. Мороз Михаил Николаевич.
О транзите проклятого миллиона договаривался именно он. Я же – всего лишь подчиненный. Клерк. Технический исполнитель. Мне сказали, и я сделал. Осуществил волю босса.

Шефа-начальника Михаила тоже взяли. Сегодня. Спустя полчаса после меня. Возле дверей нашей с ним конторы. Я понял это из обрывков разговоров. Но босса отпустят. А моя задача – сделать все, все, все для того, чтобы его отпустили обязательно. Вину – взять на себя.
Арест, допросы, возможное тюремное заключение – часть моей работы. Эту работу, как и любую другую, я выполню качественно. За выполнение задачи мой босс мне платит. Он уже заплатил мне круглую сумму. И заплатит еще. Босс Михаил много богаче меня, он миллионер, долларовый, и услуги такого специалиста, как я, ему вполне по карману.
Однажды, три года назад, мы с Михаилом познакомились, поговорили – и сошлись во взглядах на жизнь и ее ценности. Стали работать вместе. К обоюдной выгоде. Босс Михаил искал и успешно находил клиентов: людей, желающих укрыть свои деньги от налогов. А я – помогал. Прикрывал спину. Заботился о деталях. И готовился к тому, чтобы однажды, когда наступит время, ответить перед законом по всей строгости. Ведь неуплата податей в государственную казну – уголовное преступление.

Что мне грозило в случае поимки, краха? Три года – за неуплату, год или два за подделку документов. Но я – не люмпен. Ранее не судим. Хорошая биография. Семья, маленький ребенок. При удачном стечении обстоятельств я вообще способен отделаться условным наказанием. А это сущий пустяк. Ради денег люди идут и не на такое.
Возможно, когда-то, много лет назад, я принимал решения слишком поспешно, мыслил чересчур цинично, переоценил свою отвагу. Но теперь об этом глупо вспоминать. Я давно в бизнесе и уже увяз. А он, бизнес, не признает Уголовного кодекса.

Вердикт: написанный на достойном уровне колоритный социально-психологический роман о российских девяностых, судьбах позднесоветского поколения талантливого, пока малоизвестного литератора. Интересно читать из-за фактуры, описанных запоминающихся подробностей быта, реалий тюрьмы.
Напряженный, вкусный, наполненный социально-философскими рассуждениями и, главное, достоверный текст.
Related Posts with Thumbnails