29 авг. 2009 г.

[Книга № 23/2009] Сергей Носов "Член общества, или Голодное время"

2001 г. около 100 стр.
Место действия – Петербург, самый литературный город России. Время действия – осень 91-го года, начало переломной эпохи, последние месяцы очередей и талонов. Герой романа - молодой еще человек, чьи злоключения начались после того, как окончил он курсы сверхбыстрого чтения и в качестве дипломной работы прочел за три дня полное собрание сочинений Достоевского.

Из пространства обыденной жизни герой попал в обманчивый мир слов и цитат. А тут и любимый город стал опять Петербургом. Одно к одному. Жена его бросила и переселился он «из бывшего ленинградского сталинского дома возле парка Победы в бывший доходный петербургский дом в трех шагах от Сенной», из большой квартиры в каморку под самой крышей. И одновременно начали сниться ему странные рельефные сны, и, может быть, все, что случилось в дальнейшем, - лишь сон, длинный и кошмарный.

Образец стиля
Еще весной Екатерина Львовна поделила имущество по категориям — с таким расчетом, чтобы хватило на 500 дней (именно за 500 дней предполагалось тогда построить капитализм в России), и понесла в соответствии с разработанным графиком личные вещи на знаменитую барахолку. Насколько я понимаю, Екатерина Львовна капитализм представляла как раз коммунизмом, куда можно войти без имущества.
...
А как она манит, как затягивает! Сегодня пришел с часами, завтра принесешь старинный барометр, послезавтра — домашние тапочки. Или нет, лучше значки, школьную твою коллекцию, столько лет пролежала без дела, Горький, Куйбышев, Калинин... города, имена, события... 50 лет Октябрю... 20 лет заводу точных приборов... Прощай, прошлое! Прощай! Главное — не попасть под трамвай, он, погромыхивая, а на повороте с ужасным скрежетом, медленно, с трудом, еле–еле пробирается сквозь толпу — ну какое же скоростное движение может быть на Сенной площади? — тем более когда долгострой Метростроя за огромным бетонным забором царственно занимает всю середину...“Увольте. Мне некогда ”.— “Что значит некогда? — кипятилась под антресолями Екатерина Львовна. — Может, ты блины печь не умеешь? Так я научу ”.— “Нет. Спасибо. Я сам по себе ”. ( Вставать не хотелось, лежал на матрасе.) “Сам по себе — быстро ноги протянешь. Надо занимать активную позицию в жизни. Где же твой авангард? ” — “Какой еще авангард? ” — “Сам знаешь какой ”. Я не знал. Честно не знал. Я так и не узнал, что понимала Екатерина Львовна под авангардом.

Вердикт: Роман Сергея Носова представляется нагромождением нелепиц, апофеозом бессмысленности - как собственно и сама его (романа) концовка. Ни тема не раскрыта, ни удовольствия от прочтения никакого. Может понравиться любителям Достоевского.

0 комментов:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails