7 авг. 2013 г.

0

[Книга №2/2013] Михаил Гиголашвили. Захват Московии

Автор - финалист премии "Большая книга-2010" (с книгой "Чертово колесо" о грузинских героиновых наркоманах 1987 года, перестройке, цеховиках, коррупции, любви, дружбе, предательстве). Родился в Тбилиси в 1954 г. С 1991 г. живет в Германии, преподает в университете.


(Наталия Курчатова) Профессору-русисту, который преподает в одном из немецких университетов, по почте приходит копия рукописи. Да не откуда-нибудь, а из полиции. Выясняется, что один из лучших его студентов, Манфред Боммель, арестован в Мюнхене после путешествия в Россию с целью языковой практики. Влюбленный в русский язык баварец-антифашист летит в Петербург, гуляет по городу, испытывая комплекс вины.

Плутовские коллизии, в которые попадает рассказчик, лишь своего рода вертел, на котором поворачивается основное блюдо, чтобы пристальный авторский взгляд мог пропечь его с разных боков. Блюдо это – русский язык, который совершенным образом отражает нашу реальность, с ее пластичностью и человечностью и одновременно – абсурдом, ненадежностью и "словариком жлобского языка", который герой таскает в кармане.

Образец стиля:
В нас сидит эта привычка — платить дань… Князьям, татарам, крымскому хану, чтоб набегов не делал, опричникам, Петру, государям, помещикам, коммунистам… Теперь вот чеченцам, бандитам, чиновникам, всем этим носорогам… Всегда тёмный народ платил, от всех откупался!
— Да! Обидновато! Если бы эти бы деньги бы люди бы… — искренне вырвалось у меня, на что шофер согласно кивнул:
— Да не вопрос. Если все эти миллионы-миллиарды, что эти Абрамы хреновы тырят, народу дать — жизнь была бы дай боже, как в раю! Да кто даст?.. У вас тоже такой беспредел?
— Нет, у нас предел…Что писано — то и так. А больше — справа, слева — нельзя, проблемы будут…
Он медленно и печально посмотрел на меня:
— А мы по-человечески даже мыльницу сами сделать не можем, всё тяп-ляп… Вот, какой-то поэт сказал: «Русский на трех сваях крепок: авось, небось да как-нибудь. Авось — России ось»…

***
А вот другой дедушка — безрукий Адольф — всегда ругал богачей и говорил, что богач несчастлив, живёт в вечной лжи и постоянном страхе за всё, что ему дорого, что высунувший голову от головы и погибнет, только от чужой. А когда он услышал по ТВ, что на аукционе была продана картина «№ 5 / 1948» Джексона Поллока за 140 миллионов долларов, от ярости грохнул своими протезами по столу: «Что это, мир окончательно ополоумел, свихнулся, спятил?» И начал считать — если с одной стороны поставить эту мазню из пульверизатора, а с другой — всё то, что можно купить на 140 миллионов, то это будут горы хлеба, километры колбасы, тонны еды, ряды новеньких машин, сотни бочек пива и вина, холмы одежды, курганы лекарств, прорва книг и т. д. Правомерно ли это? И что это вообще значит?.. Может ли стоить одна картина, какая бы она ни была великая, этих тонн и декалитров? И какое имеет право какая-то гадина где-то в своем бункере вешать себе на стены все эти тонны и декалитры, когда полмира умирает от голода и жажды?

***
А правда, что в Европе сейчас полно стало всех этих арабов, негров, китайцев? Когда я был в Голландии, там их была пропасть!
Услышав, что да, эта проблема есть, он весело отозвался, хрустя пальцами:
— Хе, я бы эту вашу проблему решил в одну ночь по всей Европе. Назвал бы операцию «Чистая земля»… Ночью, в час Х, надо отключить на пару часов весь Интернет, все эти хуйсбуки-твистеры, мобильную и прочую связь, силами армии арестовать всех, кого надо, по спискам, самых злостных, опасных, фанатичных вывезти куда-нибудь и подвергнуть нейтрализации, трупы уничтожить, а остальное быдло загрузить в танкеры из-под нефти, отправить к ебене матери к самым безлюдным берегам Африки и сгрузить на берег — пусть каннибалы радуются… И утром — чистая Европа, без этих грязных чёрных рож и немытых курчавых обезьян! Чистота и порядок! Никто не ссыт на углах, не сморкается в ладонь, не встает раком посреди улиц молиться, не ворует и не гадит! Белая Европа — для белых европейцев!.. А остальным, по каким-либо причинам избежавшим часа Х, приказал бы убираться в 48 часов, не то второй час Х наступит…
— Но это… геноцид… Кто так что сейчас? Только что вы сами… Камасутрия… этноцид…
— Называйте как хотите, а другого выхода нет. Они вас сожрут, как жрут уже всё тут

Вердикт: черная комедия о России 2009 года, написанная, по большей части, исковерканным русским языком. Дневник наивного студента-филолога, немца, познающего суть русской жизни и русского народа. Книга производит впечатление переполненностью лингвистических шуток и анекдотов, наивностью как сюжета так и самого рассказчика, сыроватой концовкой, общей растянутостью. Показано, что представитель Запада стремится видеть в России то, что принято видеть, но в то же время ж это только дань устоявшейся традиции. 
В итоге и не то, чтобы не интересно, местами хорошо, но и не настолько чтобы рекомендовать всем.
Related Posts with Thumbnails