20 окт. 2007 г.

[Книга № 21/2007] Владимир Маканин. "Андерграунд, или Герой нашего времени"

Владимир Маканин. "Андерграунд, или Герой нашего времени"
(примерно 1100 кб)

В этом произведении создается образ и тип человека из того социального слоя, который Маканин определяет как «экзистенциальный андеграунд». Главный герой романа, Петрович, – писатель без книг, сторож чужих квартир – принадлежит к человеческой общности, которую автор назвал в романе «Божьим эскортом суетного человечества».

Для героя романа Маканина подполье («общага», «психушка») — это тоже не только образ жизни, но и образ мыслей. Петрович — бездомный, безбытный, даже в условиях отсутствия цензуры не пытающийся напечататься писатель. А «наше время»? Муравейник людей, водоворот событий: «новые русские» и «новые нищие», митинги, постсоветские кабинеты, криминал — панорама взбаламученной жизни, в которой герой с завидным упорством отстаивает свое «я».

Образец стиля
Невыспавшиеся (я вижу) торопятся на работу женщины, спешат, размахивая сумочками – качают шаг в шаг головами, словно тянущие тягло общажные трудяги-лошади. (Смотрю вниз из окна.) Но женщины хотя бы подкрашены и припудрены, а мужики, что с ними рядом, серые, нечесаные, припухшие и без желания жизни. Мелкие, угрюмые люди, не способные сейчас шевельнуть ни рукой, ни мозгами: такие они идут на работу. Такие они подходят к остановке и бесконечно ждут, ждут, ждут троллейбус, после чего медленно, со вздохами и тусклым матом втискиваются в его трескающиеся от тесноты двери. Думаю: неужели эти же люди когда-то шли и шли, пешие, яростные, неостановимые первооткрыватели на Урал и в Сибирь?.. Этого не может быть. Не верю. Это немыслимо. В сомнении я высовываюсь уже по пояс, выглядывая из окна вниз – туда, где троллейбусная остановка и где скучились общажные наши работяги. Мелкие, бледные картофельные ростки (это их блеклые лица). Стоят один возле другого и курят. Курят и курят в лунатической задумчивости, словно бы они пытаются вспомнить (как и я) и вяло недоумевают (как и я), как это их предкам удалось добраться до Берингова пролива, до золотой Аляски, включая ее саму, если сегодня потомкам так трудно войти, две ступеньки, в троллейбус.

Вердикт: Один из редких образцов глобальных, проработанных романов (как у Достоевского), отличный язык, хороший сюжет. Вещь, после которой на долго остается осадок (не обязательно приятный). У Маканина рисует сборный образ типично - с бородой, вечной водкой, Кьеркегором в голове и книгой в планах, умного, интеллигентного и при этом с кровью на руках. Книга обеспечивает на долго потерянное какое-то ощущение. Читать однозначно.

0 комментов:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails