4 нояб. 2008 г.

[Книга № 26/2008] А. Константинов "Байки служивых людей"

примерно 323 кб
Андрей Дмитриевич Баконин (творческий псевдоним Константинов) 1963 г.р.
Учеба - Ленинградский государственный университет (каф. арабской филологии, каф. истории стран Ближнего Востока.)
В 1984 году по окончании 4 курса был направлен в спецкомандировку по линии Министерства обороны СССР в Южный Йемен в качестве переводчика арабского языка в состав 5-й парашютно-десантной бригады спецназа.

В 1988 году в составе группы военных специалистов был командирован в Ливию и три года прослужил там в должности старшего переводчика авиабазы Бенина (город Бенгази), а затем войск химической поддержки национальной гвардии Каддафи (город Триполи). С 1998 года гендиректор и главред информационно-аналитического Агентства журналистских расследований.

Автор книг "Преступный мир России", "Бандитский Петербург", "Адвокат", "Адвокат-2", "Журналист", "Журналист-2", "Сочинитель" и "Сочинитель-2".

Вместе с коллективом Агентства написал книги "Коррумпированный Петербург" и "Коррумпированный Петербург-2", "Бандитская Россия", "Мошеннический Петербург", осуществлен художественный проект "Агентство "Золотая пуля".

Общий тираж книг Константинова превысил 10 миллионов экземпляров.

Образец стиля:
"Начальник местного особого отдела мне сразу очень понравился. Он носил майорские погоны и странную фамилию Плашечка. И буквально по глазам я мгновенно определил в нем своего парня. Он мне тоже очень обрадовался, сказал, что всего два месяца назад вернулся из Афганистана, что относится к военным переводчикам очень даже хорошо, и тут же ненавязчиво предложил выпить. Я согласился и после первой бутылки, когда мы уже перешли на «ты», сообщил товарищу майору о той беде, которая случилось с моим удостоверением. Причем врать про кражу в поезде не стал, а рассказал все как было - доверился, так сказать. Майор Плашечка в проблему вник, уверил, что пропуск мне сделает безо всяких вопросов, поскольку на шпиона я никак не похож, и во время распития второй бутылки (он их доставал из служебного сейфа) поделился оперативной информацией, согласно которой в группе арабских товарищей находится некий резидент их разведки, прибывший в Советский Союз под личиной обычного офицера, и что наша задача - выявить этого резидента, идентифицировать, разоблачить и желательно на чем-нибудь поймать с поличным. Я ответил, что проблем не вижу. После чего мы продолжили выпивать. И так мы друг другу понравились, что пили не останавливаясь, по-моему, дня два. Потому что сейф у Плашечки был безразмерным. А осиротевшая арабская группа вместе с предполагаемым резидентом бесцельно бродила по секретному заводу и по городку, вызывая недоуменные взгляды местных жителей. Когда я наконец сумел вырваться из цепких лап майора Плашечки и, слегка придя в себя, навестил старшего офицера арабской группы, тот сразу озадачил меня своей большой и насущной проблемой, заявив, что очень хочет познакомиться с какой-нибудь русской женщиной или украинской - это ему без разницы, что он находится в Советском Союзе уже третью неделю и что такое длительное воздержание может быть крайне опасно для его здоровья... С Али мы пьянствовали три дня, а потом я понял, что надо как-то вырываться из этого порочного круга, иначе у меня начнется белая горячка. Я отправился к майору Плашечке и изложил ему суть возникшей проблемы. Плашечка, вздохнув, достал из сейфа бутылку водки и сказал, что вопрос серьезный. Я уже, собственно говоря, даже не пьянел, а пил как-то машинально. Когда мы допивали бутылку, меня вдруг осенило, и я спросил Плашечку: «Нет ли у тебя здесь в городке какой-нибудь агентессы, которую можно было бы подвести к подполковнику Али, потому что тогда мы убили бы сразу двух зайцев. Первый заяц - мы получили бы источник информации, второй - мне не надо будет больше пить с Али, помогая ему коротать долгие и тоскливые украинские вечера». Плашечка ответил, что эта мысль глубокая и понятная, а значит, хорошая, и что агентесса у него, в общем, имеется - дама серьезная и надежная, начальница отдела кадров одного из предприятий. Однако осуществить мою грандиозную идею вряд ли получится, поскольку все агентурные деньги нами пропиты. Я начал впадать в отчаяние, но тут майор Плашечка сказал, что у него есть другой план: у него на связи состоит начальник местного офицерского клуба, который знает в городе абсолютно всех дам нестрогого поведения. И что мне надо подойти к этому начальнику клуба, сказать, что я от Плашечки, изложить суть проблемы, и дело будет в шляпе - для Али найдется подруга, что позволит мне прекратить пьянство, и тогда мы сможем сконцентрироваться на том, чтобы выявить в группе арабских товарищей вышеупомянутого резидента. Не откладывая дела в долгий ящик, я пошел к начальнику клуба, назвал пароль и рассказал о проблеме. Он отнесся ко мне с пониманием, тут же продиктовал адрес и заверил, что с указанной кандидатурой никаких сложностей возникнуть не должно. Я, как последний идиот, отправился по указанному адресу, думая, что, скорее всего, схлопочу от незнакомой мне девушки по морде за предложение провести время с совершенно незнакомым ей офицером арабской национальности. Однако, к моему удивлению, девушка по имени Надя по морде мне не дала, а очень даже обрадовалась открывающимся перед ней перспективам - в разговоре с ней я особо напирал на то, что Али - офицер дружеской страны и что интернациональная дружба - вещь не просто хорошая, но и государственно важная. Вечером того же дня я познакомил ее с Али и ушел спать в гостиницу, вздохнув с облегчением: больше пить мне было не надо. Однако радовался я рано, потому что буквально через день меня нашел бледный, как покойник, майор Плашечка и, отозвав в сторону, свистящим шепотом спросил: «Ты кого познакомил с Али?» Я, не чувствуя за собой никакой вины, ответил, что сделал все по инструкции, то есть нашел с помощью начальника офицерского клуба женщину нестрогого поведения. Майор Плашечка замычал, как от зубной боли, и объяснил мне, что Надя - отнюдь не женщина нестрогого поведения, а секретарша командира части, то есть носительница всех возможных и невозможных секретов, поскольку основные служебные бумаги идут через ее руки. И что если немедленно не прекратить встречи Нади и Али, то у нас у обоих могут возникнуть серьезные неприятности. Потому что вскоре может приехать комиссия из Киева, которая, не дай Бог, действительно начнет разбираться в ситуации, и тогда увиденная ею картина будет просто кошмарной: у переводчика нет удостоверения, у майора Плашечки - агентурных денег, зато у секретарши командира части есть арабский любовник - подполковник, которого зовут Али. Нормальный расклад? Интересной жизнью вы тут живете, товарищи! Дело действительно пахло бертолетом."

Авторы современных бестселлеров
делают ставки на прижизненный достаток, а не на посмертную славу. В ход идут обрезки творческого процесса. В книге собрано все, что по тем или иным причинам не попало в "Бандитский Петербург". В основном истории, рассказанные военными, милиционерами, фээсбэшниками и судейскими экспертами.

В "Байках" доминирует солдатский юмор, а большинство комических ситуаций напрямую или косвенно связано с пьянством. Чтение, которое поначалу кажется юмористическим и правдоподобным оказывается к середине книги туповатым и даже несколько раздражающим. Автор жизнерадостно поэтизирует отечественный бардак.

Вердикт: концентрированное изложение военного бардака, местами смешное, но туповатое чтиво. Намного уступает действительно увлекательным книгам Константинова.

0 комментов:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails