21 сент. 2010 г.

Как и кого сокращают в нашей армии

"За счет громадного высвобождения количества должностей офицеров можно в разы увеличить зарплату и денежное содержание офицеров и служащих гражданского персонала"
генерал армии Николай Макаров,
начальник Генштаба Вооруженных сил РФ

На ресурсе soldatru.ru опубликованы записки офицера "армии нового облика" - "Из жизни щепок". Автор - Алексей Гайдай. Время - 2010 год. Текст говорит за себя сам. Один из комментариев к статье был такой: "мы (украинская армия) это уже прошли, у нас уже давно остались мастера подхалимажа и умельцы "решать вопросы".

Сейчас в Вооружённых Силах полным ходом идёт военная реформа. Фактически за 2 года офицерский корпус был сокращён в 3 раза, и сокращения продолжаются. Сотни тысяч офицеров оказались вышвырнутыми из армии, лишенными любимой работы, остались без перспектив и будущего. По Вооружённым Силам идёт вал самоубийств, которые никто не регистрирует, торопливо списывая самоубийц в раздел "уволенных" и тем самым снимая их с Армии. Процветает массовое пьянство, безразличие и грызня. Защитники реформы говорят, что потери эти неизбежны. Мол, как в русской поговорке: "Лес рубят — щепки летят!". Одна из этих щепок — я. Всё ещё офицер Российской армии. Над моей головой уже второй год висит дамоклов меч увольнения. И за эти 2 года я последовательно прошёл все стадии обречённого на казнь человека — от бешенства и отчаяния до тупого безразличия и желания, чтобы это всё просто поскорее закончилось.

Повезло!

Максиму очень повезло. Повезло так, что ему сразу и не поверилось. Он был на седьмом небе от счастья.

Гордость и радость распирали его. Максим стал начальником штаба танкового батальона. На эту должность его назначали летом 2008 года. До того, как стать начальником штаба батальона, Максим был лучшим командиром роты танковой части, но служил в другом округе. В июне его перевели к нам в бригаду на освободившуюся более высокую должность с присвоением очередного воинского звания. Кажется, что жизнь начала налаживаться, но тут началась военная реформа, и часть начала переход на "новый облик".

Максим только принял должность, как командир батальона сообщил ему, что, скорее всего, места в "новом облике" ему не найдется. В батальоне он новый офицер, чужой, себя еще никак не зарекомендовал. К тому же грядут большие сокращения, и он должен понимать, что комбат и начальник штаба бригады выберут для назначения после реформы на его место того сокращаемого офицера, которого уже хорошо знают.

Максим понял, что дни его в качестве начальника штаба батальона сочтены. Но, взяв себя в руки, он продолжал исполнять свои обязанности согласно Уставу внутренней службы. Старался, как мог.

В декабре 2008 года в часть пришли новые штаты.

Началась дележка должностей. Максим понял: это его шанс. Надо только успеть "уверенно рвануть", как говорил его прежний командир. И Максим рванул, начал дневать и ночевать на службе, требовать всего по максимуму от подчиненных. От кадровиков он узнал, что на его место планируют поставить командира 5-й танковой роты. Командир роты был старый, проверенный долгими годами службы в батальоне капитан. К тому же — с боевым опытом.

Участник боевых действий в Чечне. Его рота сокращалась, а так как капитана все знали давно и только с положительной стороны, то комбат хотел, чтобы он стал начальником штаба батальона. Начальник штаба части и командир части были не против.

Максим понимал, что надо что-то сделать с этим мамонтом. Но что и как? Начальник штаба батальона не страдал отсутствием фантазии — и, будучи наделенным властью старшего офицера в батальоне, Максим был почти непобедим. Все свое внимание и энергию он обратил на 5-ю танковую роту. Весь штаб батальона стал постоянно там работать. Работа шла активно, постоянно проверялась вся документация, которую положено было вести в роте. Но Максим знал, что все это мелко, в батальоне все понимали, к чему он это делает, и не обращали на это внимание. А однажды командир 5-й роты, устав от того, что его роту постоянно третируют, послал начальника штаба "по матери", "далеко и надолго".

Максим проигрывал войну против командира 5-й роты, а время играло против него. И тогда Максим понял, что надо подставить командира роты, но не перед комбатом, а перед командиром части и начальником штаба части.

На свою беду, командир роты заступил в караул с воскресенья на понедельник. А как известно в войсках, понедельник — это командирский день, поэтому с 5 до 7 утра караул проверяет командир части.

При проверке караула присутствуют и командир батальона, и его начальник штаба. Максим прибыл в караульное помещение вместе с командиром батальона в 4:45. Начальник штаба понимал, что другого шанса, скорее всего, не будет. Командир части прибыл с проверкой в 5:35. Максим уже знал, что делать. Ключи от пирамиды с оружием командир роты неосмотрительно отдал помощнику начальника караула, а потом забыл их забрать. Помощник начальника караула положил ключи на стол начальника караула и отвернулся на экраны средств видеонаблюдения. Этого хватило, чтобы Максим схватил ключи и спрятал их в карман.

Прибывший командир части сходу объявил вводную: "нападение на пост", личный состав караула побежал вооружаться… Вот тут-то командир роты и вспомнил про ключи и крикнул своему помощнику.

Помощник начальника караула полез в карман, но ключей там не было. В караульном помещении наступила гробовая тишина. Личный состав караула замер в ужасе, командир батальона побледнел. Первым пришел в себя командир части, он начал орать на всех благим матом. Комбат и весь личный состав караула бросился искать ключи, кинулся и Максим.

Отойдя в другой конец комнаты начальника караула, он бросил ключи под кровать для отдыха, а сам быстро отошел в другую сторону. Через 5 минут поиски увенчались успехом, ключи нашел сам командир части.

Лучше нельзя было и придумать. Начальника караула сняли с дежурства вместе с помощником.

Начальником караула заступил комбат, а его помощником - Максим, душа которого ликовала.

На следующий день командир 5-й роты покинул списки попавших в "новый облик". Максим победил.

Но останавливаться на достигнутом было нельзя: кроме него, в штабе батальона были еще два офицера: помощник начальника штаба батальона и заместитель последнего. Эти должности тоже сокращались, и была вероятность, что кого-то из этих офицеров могут назначить на место Максима, а этого допустить было нельзя.

В отличие от командира 5-й роты, со своими ПНШ и ЗНШ Максим дружил, так как делали они одну работу, которая была и остается очень сложной. Без этих офицеров начальник штаба батальона вряд ли самостоятельно справился бы. Но выбирать не приходилось, и Максим начал кампанию против своих помощников.

На каждой сверке документов в штабе бригады он старался всячески подчеркнуть, что документы его помощники сделали неправильно. Он демонстративно, делая записи в журнале контроля, извлекал документы, потом переделывал их самостоятельно.

Вскоре весь штаб бригады начал его хвалить как принципиального и грамотного офицера, который все может делать самостоятельно.

Секрет такой успешности крылся в том, что документы были отработаны задолго до него, а их просто требовалось эпизодически обновлять. После того, как его помощники обновляли документы, Максим брал их как бы на проверку, обнаруживал орфографические и пунктуационные ошибки, которые на суть документа не влияли. После этого он демонстративно извлекал документы как неправильно оформленные, исправлял ошибки, указывал себя вместо ПНШ или ЗНШ исполнителем документа, после чего клал их на место под запись в журнале. При проверке боевых документов комиссией штаба округа Максим был отмечен как лучший начальник штаба.

В январе 2009 года новый штат части вступил в силу. Максим, как лучший начальник штаба батальона, остался на своем месте. Командир 5-й роты был выведен за штат, такая же участь постигла ПНШ и ЗНШ. Максим победил. Кроме того, что он "вписался в новый облик", решением командира части Максим, как лучший начальник штаба батальона, был представлен к премии согласно Приказа МО РФ № 400.

Это был триумф! За 8 месяцев из офицера, которого хотели убрать, Максим превратился в "лучшего офицера Галактики".

Но счастье было недолгим. В июне 2009 года в части приступили к разработке новых боевых документов, ее штат изменился — изменились и боевые задачи. Начальники штабов батальонов принялись все делать заново. И тут Максим понял, что он не способен сам все сделать. Ему не хватало знаний, опыта, не было времени, так как в штабе батальона он остался один, а кроме того, с него спрашивали в два раза жестче, ведь он же был лучшим начальником штаба батальона.

Максим хотел попросить бывших ПНШ и ЗНШ ему помочь, но те послали его на три буквы. Вот теперь Максим начал расплачиваться за свой взлет.

Он не сдавался, продолжал бороться за карьеру, но катастрофически не успевал, совершал ошибки, городил нелепость за нелепостью и уже понимал, что скоро и его снимут с должности и отправят за штат как не справившегося.

А в декабре 2009 года стало известно, что опять грядут сокращения. Увольнялось слишком много офицеров, и борьба опять должна была пойти не на шутку. Максим понял, что если он хотя бы на несколько дней по какой-либо причине покинет батальон, его сразу снимут. В отпуск за 2009 год он не пошел. Каждый день, включая субботу и воскресенье, он был на службе. Даже если работы было мало, он все равно приходил. Семья забыла, как он выглядит.

Жена и ребенок еще спали, когда он уходил, а когда он приходил, семья уже спала.

Но ничего не помогало. Замечания и выговоры сыпались на "образцового" начальника штаба, как из рога изобилия. И Максим понял: точно так, как он "уничтожил" своих конкурентов, так теперь уничтожают и его. В штабе бригады сокращали офицера оперативного отдела части, но увольнять его никто не хотел, поэтому было решено поставить его на место кого-нибудь из начальников штабов батальонов.

И выбор пал на должность Максима…

Борьба за место в "новом облике" продолжается, и те, кто когда-то с успехом прошел по головам своих коллег ради места в "новом облике", сейчас сами находятся в плачевной ситуации. Идёт новая волна сокращений, и уже на их плечи взбираются конкуренты.
Вся Российская армия второй год непрерывно играет в игру, которую кто-то метко назвал "ЧэЧэВэ" - "Человек человеку волк!".
А Министерство обороны, как зритель на собачьих боях, наблюдает за тем, кто в этой борьбе победит. Из победивших выбирают сильнейших, но не по тем профессиональным качествам, которые когда-то составляли кодекс чести русского офицера, а по беспринципности, холуйству и готовности идти на любые жертвы ради "нового облика".

Карикатура Михаила Ларичева (CARICATURA.RU)

В тему: Служите Родине, сынки

0 комментов:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails