12 янв. 2010 г.

[Книга № 1/2010] Олег Павлов "Асистолия"

Новый роман автора, известность которому принесли остросоциальные, натуралистичные повести и романы из армейской жизни непохож на предыдущие. Мало того, что герой романа - студент-художник, тема - испытание ранним успехом и сложными взаимоотношениями со старшей и более опытной женщиной, разные бытовые воспоминания, так еще и сама реальная жизнь в книге отступает перед болезненным и навязчивым авторским взглядом.

Образец стиля:
Ближе к дому он погружался в больное нервозное состояние — а еще, когда добирался на работу, где ожидала встреча уже не с беспомощной, чуть не каждый день умирающей матерью, но с фрау Зиберт… Подлое ощущение страха, да, именно подлости своей. Тут взывали к его совести, пытались внушить чувство вины… Там, получая хозяйское удовольствие, ставили на место, изысканно каждодневно унижали лишь за то, что получил работу: делал то, что умел и как умел… Тут возвысят, наверное, как подлеца… Там понизят… Дом… Работа… Легко становилось, если хоть как-то забывал. Свобода! Что же это такое? Подумал о жене… Саша — она была свободна и в своем салоне красоты, и дома с его матерью, и всюду. Ее терпели, любили, боялись потерять… Могла быть душевной — и черствой, доброй и жестокой, как меняется настроение, мысли, отношение, то есть свободной! А он даже перед ней должен был чувствовать свою вину, будто бы отчитываться каждодневно за все как на работе. Он боялся ее потерять — а она не боялась! В чем же ее сила, лишь в этом? Он только с одним не согласился, не смирился: и вот каждый день должен чувствовать себя подлецом… Засыпать и просыпаться с мыслью — что стал подлецом, пока не исполнит чью-то волю... Пока не упокоит в земле сам же чью-то подлость…

Вердикт: критик Натальи Анико отмечает, что "ничего более гнетущего в русской литературе последних лет не было" и спрашивает, будет ли у этой незаурядной, на ее взгляд книги, читатель. Вот вопрос. Ахинея то написана, и правда, редкая.

0 комментов:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails