17 сент. 2009 г.

[Книга № 24/2009] Юрий Бригадир "Мезенцефалон"

Новосибирский компьютерщик и литератор Юрий Бригадир (р. 1961) в автобиографическом романе с жутковатым названием рассказал о своем индивидуальном опыте отношений с алкоголем.

Это история запоя. "Эта книга — не просто хроника годичного запоя одного отдельно взятого новосибирского сисадмина. Это, если угодно, энциклопедия алкогольной жизни России рубежа XX—XXI веков, со всеми ее извивами и странными для непосвященного человека заводями, вроде перечисления градаций приемлемости спиртосодержащих жидкостей". (Михаил Визель)

Артемий Троицкий: "эта книга должна лежать на тумбочке у кровати каждого россиянина мужского пола, как "Книга о вкусной и здоровой пище" лежала на кухне у каждой советской женщины".

Автор, системный администратор, сборщик компьютеров, трехмерный дизайнер о себе: бывший ученый, агроном, педагог, переводчик, столяр-станочник, компьютерный пират, бригадир высококлассной евроремонтной бригады.

Литературные пристрастия: Веничка Ерофеев, Юз Алешковский, Достоевский, Астафьев, Шишков, поздний Есенин, раннний Маяковский, Павел Васильев, Борхес, Даррелл, Неруда (но не как поэт), Маркес, Лорка, Шекспир.

Музыкальные они же: "Ленинград", Бетховен, Моцарт, Рахманинов.

Прочие: размышлять, пельмени, фильмы ужасов, водка, женщины, спать, петь громко, высокотехнологичные информационные технологии, собаки, театр, хуячить на клавишных и гитаре, слушать и рассказывать анекдоты.

Образец стиля: (о подготовке к запою)
Ну, пошли на кухню. Там дел тоже невпроворот. Знал бы я заранее, что Костя мне ящик коньяка подарит – обязательно бы корректировку сделал, но я не знал. И потому готовился основательно. Расчет предварительный был у меня на месяц, дальше – тишина (это если в переводе Лозинского, а если в переводе Пастернака, то – дальнейшее – молчанье). Но бог с ним, с Гамлетом… По бутылке водки в день «Гвардейской», итого – 30 штук. Полтора ящика. Стоит 25 штук в кухонном столе, а 5 – уже в холодильнике. «Карачинская» с лебедями – запивать. 15 штук. 12 в столе, 3 в холодильнике. Пиво. Ну, пиво я не очень. Поэтому – всего две двухлитровки «Багбира», и то – хрен его знает, понадобятся ли. Так, может, догнаться когда.

Еда. Белки, типа, жиры и, сука, углеводы. Соответственно, мясо – 10 кило, масло оливковое – огромная бутыль, сахар – 5 кг в пакетах в столе. Это, так сказать, база. Яйца – забил все углубления в холодильнике, хлеб – 5 булок в пластике там же, дабы не высох. Молоко – 5 пакетов длительного хранения, потом придется выйти в свет, докупить. Сельдь. В горчичной заливке. Обратно ж – пять баночек. Сок. Виноградный. «Чемпион». Пахнет «Изабеллой», и это радует. Сколько? Правильно – пять литровых пакетов. Сыр. Ну, этого немного – чисто по утрам, когда не будет сил готовить. Где-то кило швейцарского. Колбасы нет, и не будет. ЛУК! С кулак головки, 5 килограмм, ядреный – страсть! Три! Три трехлитровых банки классических огурцов – в прозрачном, как слеза, рассоле плавают хрустящие изумрудные красавцы среди смородиновых листов, чесночных головок и прочих прелестей. Три! Литровых три банки маринованных грибочков! Умереть – не встать! В соплях, в слезе блестящей, в горошках перца, как живые, как в тот день, когда родились на свет! А в углу, в кладовочке, мешочек картошечки отмытой, просушенной, ждущей сковородки раскаленной и сала! А сало… сало – это святое. И потому в морозилке в холстине шмат с прослойками крупной солью сверкает, а чесночины в нем спят, врезанные, впаянные, вплавленные внутрь заботливой хозяйкой. Хорошо!

А еще – чай черный гранулированный, не сильно запашистый, зато крепкий, как черт, мертвого разбудит; кофе - "Нескафе Голд", две банки стограммовых, шоколад "Победа" - настоящий, не соевый, крепкий, горький, военный какой-то, недаром так, поди, назван! И все из еды… соль считать не будем и перец тоже.

Я все выкинул – все, что мешало, весь мусор – неделю назад. Бумаги, мануалы старые, инструкции, коробки из-под аппаратуры, непишущие ручки, куски карандашей, компашки ненужные – много компашек. Все, в чем сомневался, выкинул. Все, в чем не сомневался, в шкаф на полки распихал, а потом еще раз выгреб и еще раз половину выкинул. Отмыл всю квартиру, перестирал все и выдохся. В планах был еще балкон. Был. Но – не стал. Фатум. Энтузиазм – вещь недолговечная.

Вердикт: чувствуется, что автор знает и понимает о чем пишет, имеет богатый жизненный опыт. Стиль, язык, образность - перекличка с "Москва - Петушки" В. Ерофеева. Талантливо. Несмотря на псевдофилософские мрачные размышления на тему существования бога и смысла бытия, книга - одна из лучших вещей на данную тему.
Бухать - зло.

0 комментов:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails