28 февр. 2008 г.

Хорошие книги правильного писателя

Культовому русскому писателю Виктору Пелевину стукнуло 45 лет.

Дело не в том, сколько романов писать в год. Дело в том, что Пелевин не погряз в тусовках, не вошел в публицистический раж, не подался на телевидение, как почти все "актуальные" писатели. Где сейчас Проханов? Правильно, там же, где Кобзон и Виктор Ерофеев. А Пелевин сохранил верность первоначально избранной стратегии – образу затворника и полувиртуального персонажа, этакого цифрового Сэлинджера.

Все, что Бегбедер описал в книжке "99 франков" (сейчас роман называется "14,99 евро"), Пелевин обыграл в романе "Generation П". И гораздо остроумнее, кстати…

Можно поспорить, что оригинальнее – хваленый фильм "Матрица" братьев Вачовски или пелевинский "Принц Госплана". А возьмем столь популярный, столь любимый и ненавидимый сегодня гламур и антигламур. С Пелевина и пошли все англицизмы, бренды, написанные наполовину на кириллице, наполовину на латинице, рекламные слоганы, как полноправные герои художественной литературы.

Михаил Бойко, Евгений Лесин из http://exlibris.ng.ru

Краткое описание некоторых работ Пелевина:

"Затворник и Шестипалый" - пронзительный рассказ о метафизических экспериментах двух личностей, оказавшихся в конце курицами с бройлерного комбината им. Луначарского)

"Принц Госплана" - заря эпохи компьютерных игр на рабочем месте

Первая повесть"Омон Ра", по словам самого автора, "о внутреннем космосе советского человека". "С точки зрения внутреннего пространства личности весь советский проект был космическим, но был ли советский космос достижением – большой вопрос". Злая антиутопия подробно препарирует как сознание, так и подсознание современника и соотечественника.

Повесть "Жизнь насекомых" трактует мух, комаров и гусениц как одинаково с людьми ценных (или неценных) для мироздания. Герои живут, любят, погибают, и лишь постепенно читатель понимает, что герои – насекомые.

Альтернативная история "совка" привлекает Пелевина снова и снова: Сталин, оказывается, один из семи двойников, живая шахматная фигурка, его трубка – секретное оружие нездешней силы ("Реконструктор"); уборщица общественного туалета Вера Павловна, после смерти сосланная в роман Чернышевского за "солипсизм третьей стадии", вызывает перестройку в России своими мистическими упражнениями, а Ленин предстает древним могущественным демоном ("Хрустальный мир").

Советские реалии в контексте оккультно-магического мировосприятия – фирменный стиль прозы Пелевина. Читатель с удивлением обнаруживает, что обыденность, в которой он существует, пронизана тончайшими и неизбежными силовыми линиями запредельного.

Но вместо эзотерической серьезности Пелевин предлагает нам карнавальный аспект этого взаимопроникновения, когда реальности врезаются друг в друга, как колоды карт. В чьих руках эти колоды, во что мы играем и каковы ставки – эти вопросы подразумеваются, но ответ на них – за читателем.

Сон как метафора жизни, ее иллюзорности (вселенная – сновидение Брахмы), пустоты использован как прием в первом романе Пелевина "Чапаев и Пустота", сделавшем автора оглушительно знаменитым. Красиво выстроенное до последней точки после даты произведение пришлось настолько, что называется, "в масть", возможно, еще и потому, что рисует поколение, которое "готовилось жить при одной общественной формации, а пришлось ему существовать в другой".

Причем в двух временных пространствах: в четных главах действие происходит в 1918-м, там действуют Чапаев (великий мистик), Котовский и даже Фурманов; в нечетных герои заперты в психушке начала 1990-х. Объединяет две эти "реальности" Петр Пустота, поэт-декадент начала века, он же пациент доктора Тимура Тимуровича.

Роман "Generation П" позиционирует Пелевина уже не только как некоего Учителя, но и как идеолога: это попытка проанализировать жизнь России при переходе из позднеельцинской в раннепутинскую эпоху.

В последующих произведениях Пелевина тенденция к анализу нарастает: в "Священной книге оборотня" герои напрямую излагают свои позиции, а "Ампир В" содержит многостраничные рассуждения о гламуре и дискурсе – "двух столпах современной культуры".

Олег Рогов, оригинал тут

Использована иллюстрация к роману «Чапаев и Пустота» Автор: Александр Чубукин

0 комментов:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails