8 янв. 2008 г.

Правда о буром медведе

Михаил Кречмар – автор диссертации о буром медведе Северо-Востока Сибири, в прошлом – исследователь, гид-проводник охотничьих и фотографических туров, автор документального фильма «Сказание о Хозяине», посвященного бурому медведю Северного Приохотья.
За период с 1993 года при съемках медведей в дикой природе погибло 12 профессиональных фотографов, или лиц, их сопровождавших.
Это – больше, чем их погибло при съемках тигров,
леопардов, львов и акул вместе взятых.

Медведей на побережье Охотского моря было – немерено..
Безусловно, фотоохота сложнее и опаснее, нежели охота вообще. Для удачного выстрела вам достаточно подвести стрелка на расстояние в сто, а при благоприятном раскладе – даже двести метров к медведю (ни один уважающий себя гид-проводник не даст клиенту стрелять по зверю с большей дистанции). Для удачного снимка к зверю надо подойти не меньше, чем на тридцать метров, а лучше – вдвое ближе. Погода, освещение и поза зверя для стрельбы практически не имеют никакого значения (пуля дырочку найдет), в то время, как для съемок эти параметры абсолютно приоритетны.

Очевидно, что подойти на качественный «фотовыстрел» к медведю довольно сложно.

Работая с фотоохотниками и охотниками, я сформулировал несколько позиций в виде памятки, которую перевел на английский язык и под расписку раздавал клиентам.

Пунктов в ней было совсем немного.
1. Необходимо беспрекословно повиноваться гиду-проводнику, ответственному за Вашу безопасность. В случае несоблюдения этого условия, договор на проведение тура аннулируется в лагере, под ответственность старшего тура, и клиент вывозится с территории обитания бурого медведя в течение суток. Оплата проведения тура при этом не возвращается. (Естественно, аналогичный пункт значился в договоре туробслуживания).
2. Бурый медведь – ХИЩНИК, который из-за большой массы ВЫНУЖДЕН использовать растительную пищу. При избытке и доступности животной пищи он переходит на нее.
3. Бурый медведь ударом лапы способен пробить борт дюралевой лодки, порвать 8 мм железную проволоку и зубами прокусить стволы гладкоствольного ружья.
4. Бурый медведь на рывке достигает скорости в 50 км/ч, причем берет ее с места. За 1 секунду он преодолевает более 10 метров!
5. Если медведь по-настоящему собрался вас съесть, он вас съест.
6. Самый маленький медведь способен справиться с самым большим человеком.

Как вы думаете, какой пункт этой памятки производил на гостей наибольшее впечатление?
Конечно, первый!
Если медведь по-настоящему собрался вас съесть, он вас съест.
В чем заключается феномен медведя, как опасного зверя? А в том, что он существует, ни у кого из людей, имеющих дело с медведем, как объектом бизнеса (фото- и видеосъемки, трофейной охоты, отлова) не возникает.

Феномен медведя, как зверя, по мнению многих обывателей, потенциально добродушного и безвредного, уходит корнями в относительно современные детские сказки – английские – о Винни-Пухе, немецкие - про Бумми, американские - про Йоги. Лично мне кажется, что эти сказки задолжали человечеству, как минимум, несколько сотен жизней – тех, кто попробовал перенести их обаяние на реального бурого медведя – недоброго и угрюмого таежного отшельника. Кстати, исторические оригиналы народных сказок рисуют медведя (в частности, бурого) достаточно несимпатичным, вероломным и пакостным зверем (обратимся к сборникам Александра Афанасьева) – именно таким он казался в исторические времена людям, которые жили с ним бок о бок.

На самом деле, немного зверей кажутся столь милыми и очаровательными, как маленькие медвежата. Другое дело, в кого они превращаются, достигнув трехлетнего возраста.

Восприятие медведя как ближайшего родственника милых друзей нашего детства и содействует смягчению эффекта неумолимой опасности, который присутствует, обычно, при встрече с каждым диким зверем, по размерам приближающемся или превосходящим человека.

Но существует еще один феномен, не менее опасный при общении с этими животными. Это – появление иллюзии «понимания» дикого зверя, некая псевдоинтуиция, которая, порой, посещает именно тех людей, которые проводят в дикой природе много времени, постоянно общаясь с животными. Когда мне кто-нибудь говорит, что он встречал медведей в дикой природе двести с лишним раз, будучи без оружия, и все двести раз они расходились без признаков агрессии со стороны медведя, знаете, что я отвечаю?
«Когда-нибудь все случается первый раз. И здесь этот первый может оказаться и последним».

Рискну заметить, что НИКТО не в состоянии заглянуть в черепушку глядящему на тебя бурому гиганту, будь вы хоть самым экстрасенсорным экстрасенсом. Для людей, утверждающих обратное, прошу на секунду отвлечься от ситуации с симпатичным мишкой и подумать о тех, кто существует совсем рядом с нами. Много ли вы знаете о тараканах в голове вашего непосредственного начальника? И почему вам кажется тогда что медведь много лучше него?

Стоит прислушаться к мнению тех, кто проводит с медведями бок о бок многие дни, и даже месяцы – к служителям зоопарков в так называемых «медвежатниках». Все они считают своих подопечных наиболее непредсказуемыми и, соответственно, опасными крупными хищниками.

В последние десятилетия bearwatching, то есть, наблюдение за медведями стало довольно популярно во всем мире. Тысячи людей приезжают на Катмай, Юго-Восточную Аляску или в Денали-парк с тем, чтобы увидеть и сфотографировать этого зверя в дикой природе.

Мой собственный опыт общения с этими животными тоже позволяет считать, что только огнестрельное оружие, способное остановить зверя на месте, может, так сказать, регулировать развитие опасных случаев. Претензии, что это приведет к поголовному истреблению зверей в особо медвежьих местах, априори не принимаются. Дело в том, что ни один вооруженный гид-проводник, не стремится к уничтожению тех зверей, которые приносят ему заработок. Но при этом именно с помощью оружия он способен эффективно управлять ситуацией.

Вместо заключения.

Анатолий Кочнев, исследователь, многие годы изучавший белых медведей на острове Врангеля, принципиальный противник всяческого оружия. При этом, я лолжен сказать, что он – безусловный рекордсмен по общению с умками. В значительной степени он обязан этим званием системе заповедников РФ и царящему в ней бардаку. Его забывали на полгода в ветхой избушке возле косы Руддера, рядом с сотнями трупов моржей, на которых кормились десятки полярных мишек. Они ломились ему в жилище, выбивали из рук фотоаппарат, хватали зубами за рукава. - Я сам чувствую себя немного медведем, - объясняет мне Анатолий. – я знаю несколько приемов, - тут он издает довольно мерзкое шипение, - которые позволят мне держать их на расстоянии. Вот это шипение, например, - индикатор угрозы. Медведи опасаются его и не подходят к тебе близко.

Я пожимаю плечами.

Анатолий Кочнев жив до сих пор…
источник

0 комментов:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails