2 окт. 2012 г.

[Книга №9/2012] Дмитриев. Крестьянин и тинейджер.

Новая книга современного классика русской литературы.

Образец стиля:
…И тошно Панюкову вспоминать, и горько понимать теперь: то было лучшее их время. Было, что съесть самим, чем поделиться с дачниками и соседями (тогда там еще были дачники и хоть какие, но соседи), и оставалось, что продать на пытавинском базаре. Долг Игонину, тогдашнему директору совхоза, теперь главе селихновской администрации, отдали раньше срока. Конечно, не разбогатели, но телевизор “Горизонт”, цветной, купили. Старый “Восход” Панюкова не знали, куда сдать. Выбрасывать “Восход” им было жалко, он хоть и барахлил, но кое-что, бывало, и показывал – и прямо на него, на черно-белый, поставили цветной. На третий год и “Горизонт” забарахлил, по всем его цветам пошли волнистые коричневые полосы; ехать в пытавинское ателье за сорок верст, записываться там, опять ехать назад, ждать своей очереди, после везти его чинить, и снова ждать, и вновь тащить его назад все сорок верст было б себе дороже. Они в селихновском сельпо купили новый телевизор, поставили его на сломанный.
Теперь у Панюкова на комоде горкой стоят уже четыре телевизора. Три нижних не работают, четвертый, “Айва”, привезенный Вовой из Москвы, приходится смотреть, если сидишь на табуретке, – задрав голову, а всего лучше – лежа на кровати, на спине. В этом четвертом скоро тоже что-нибудь сломается, и на него придется ставить пятый телевизор.

И Панюков гадает иногда, с каким по счету телевизором кончится жизнь. На глаз прикинуть, то с шестым или седьмым: выше седьмого – потолок, а жить в пустой деревне одному без телевизора попросту незачем.

Вердикт: автор "Бухты радости" написал лирическую безисходную повесть о тоске в России, о жизнях подобных сну одинокого непьющего сельского мужика Панюкова и мажористого студента Геры, о котором заботливо пекутся мама с папой. Настоящая литература.

0 комментов:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails